Взлет. «Красная звезда».

Теги:авиация
 
?? Serge Pod #25.04.2000 22:39
+
-
edit
 

Serge Pod

администратор

Взлет

http://www.redstar.ru/kavkaz3.jpg [not image]
Владимир МАТЯШ,
Дмитрий ДЕБАБОВ (фото),
«Красная звезда».



Из Грозного в Моздок мне удалось добраться только поздним вечером. В пресс-центре группировки телефон по-партизански молчал. Добираться до военного городка самостоятельно без пропуска в такое время было небезопасно. Надежда поужинать за «цивильным» столом, выспаться на чистой постели таяла с каждой минутой. А голод все жестче брал за ребра. Холодный ветер пронизывал до костей. Спасибо метеорологам, дежурившим на аэродроме, предложили заночевать у них, нашли и банку тушенки.

- Так хотелось увидеть замкомэска майора Алимова, но, говорят, срок его командировки несколько дней назад закончился, - грустно поделился с гостеприимными хозяевами.
- Да не улетели они домой, замена не прибыла. Позвоните, вот позывной алимовской эскадрильи.
...Уазик скрипнул тормозами через три минуты после нашего короткого телефонного разговора. И хлеб, разумеется, нашелся на столе, и к хлебу. Правда, поговорить толком не успели. Еще до рассвета Алимов улетел на задание. Где-то в сотнях километров от Моздока, в горах, его ждали раненые.
Наверное, самой судьбой начертано Владимиру выручать людей из беды. Спасать, несмотря ни на какие обстоятельства и трудности.
Когда случилась чернобыльская трагедия, он в числе первых вызвался лететь туда. Из далекого от берегов Припяти Аральска летели почти сутки с короткими для дозаправки посадками. По прилете сразу же начали сбрасывать с внешней подвески свинцовый груз на развороченный взрывом четвертый энергоблок. На цель заходили с высоты менее 200 метров со скоростью чуть более 50 километров в час. Требовалась ювелирная точность. За два дня Алимов совершил 35 заходов на реактор, сбросив в него более 45 тонн специального груза. При нахождении над реактором температура в кабине вертолета быстро поднималась. Настоящий ад. Ад, в который Алимов с товарищами шел сознательно, жертвуя здоровьем, а может, и профессией.
Затем было восемь месяцев непрерывного лечения. Отстранение от летной работы могло последовать в любой момент. А что за жизнь без полетов? Он сопротивлялся недугу каждой своей клеткой. И получил-таки «добро» от строгой медкомиссии.
За пятнадцать лет знакомства доводилось видеть Владимира в самых разных ситуациях: на службе, в семье, на полковых вечерах отдыха... И всегда он создавал благоприятную атмосферу для работы, общения, отдыха окружающих его людей.
«По характеру неуравновешен, в усложненных условиях летает грамотно, уверенно, спокойно», - прочитав лет пять назад эти слова аттестации на выпускника Саратовского ВВАУЛ Владимира Алимова, я подумал, что не разбираются в людях тамошние командиры. Ну как можно совместить несовместимое - неуравновешенность и спокойствие? И что вообще подразумевать под выражением уравновешенность при нашей-то жизни, особенно в боевых, экстремальных условиях? Оказывается, одно другому не помеха.
- Таких «горных» летчиков-ночников, как он, было очень мало, - говорит друг Алимова и бывший его комэска полковник Николай Пырин, прошедший Афганистан и Чечню. Вместе летали они еще до первой чеченской кампании. Но именно в Чечне Николай Викторович увидел в товарище «летчика от Бога». Не часто услышишь такие слова о летчике от другого пилота.
За два месяца Алимов совершил более 250 боевых вылетов (более чем по четыре в сутки получается). Причем половину из них - ночью. А ведь вертолет Ми-8 не оборудован для ведения боевых и поисковых действий в темное время суток. Владимир Ришадович компенсировал этот недостаток - изучил местность до мельчайших подробностей. И каждый раз, возвращаясь на аэродром базирования, детальнейшим образом вникал в складывающуюся тактическую обстановку, изучал данные разведки. Потому всегда был готов к выполнению самой сложной боевой задачи. Шутка ли: за два месяца он с экипажем уничтожил более 80 машин с боевиками, боеприпасами, топливозаправщиков. Он безошибочно высаживал в тылу бандитов разведгруппы, точно в назначенное время забирал их на борт после выполнения боевых задач. Спецназовцы, эти бесстрашные и отчаянные парни, поражались мастерству и отваге пилота, буквально вытаскивающего их из самых безнадежных ситуаций. Трое из его «пассажиров» стали в первую чеченскую кампанию Героями России. Вряд ли есть полк, воевавший в Чечне, где бы не было у Алимова «крестников», людей, кто жизнью своей ему обязан. К ордену Красной Звезды за те славные дела у Владимира прибавился орден Мужества. Летчика-штурмана и борттехника вначале решили представить к награждению медалями.
- Мы не делим мужество на троих, - сказал Алимов тогда командиру полка. - Они не меньше меня рискуют.
Все трое получили ордена.
Мне довелось побывать в Чечне и в первую, и во вторую кампанию. Война есть война, пуля или осколок может достать тебя везде. И все же на земле при всем ожесточении боя чувствуешь себя увереннее. Рельеф используешь как укрытие, товарищи рядом, не бросят, случись что, знаешь, где противник... В воздухе - другой расклад. Знаю, потому что пятьдесят минут полета на вертолете огневой поддержки Ми-24 в горах военная судьба мне все-таки подарила. Порою казалось, что от напряжения сомну руками бронеспинку сиденья командира экипажа, за которой стою на коленях. Особенно, когда по нашей машине работали «зушки». В жизни бы не подумал, что на вертолете могут быть такие перегрузки.
Встретивший же меня после этого вылета Алимов мой рассказ о пережитом воспринял как нечто обыденное и заурядное. Впрочем, так оно и есть. Строгий, суховатый язык наградных листов убеждает: спокойных полетов у самого Алимова не было.
...4 октября 1999 года экипаж вертолета под командованием майора В. Алимова производил доразведку с воздуха на фронте выдвижения 276-го мсп. В районе н.п. Горагорск экипаж обнаружил группу боевиков на господствующей над маршрутом выдвижения полка высоте. Правильно оценив обстановку и выбрав направление атаки, экипаж майора В. Алимова огнем бортового оружия полностью уничтожил группу боевиков, а затем высадил на высоту для ее удержания до подхода передовых сил мотострелкового полка находившуюся на борту разведгруппу.
15 октября 1999 года майор В. Алимов выполнял боевое задание по оказанию помощи и спасению группы спецназа Внутренних войск, попавшей в окружение в районе н.п. Серноводск на высоте 509,9. Майор Алимов с группой огневой поддержки на борту в сопровождении двух вертолетов Ми-24 прибыл в указанный район и с ходу вступил в бой. К этому моменту наши военнослужащие были полностью окружены. Оценив обстановку, под прикрытием Ми-24 майор Алимов повел свой вертолет на посадку для эвакуации военнослужащих. В течение нескольких минут всей группе пришлось вести ожесточенный бой, прикрывая эвакуацию военнослужащих, четверо из которых были ранены. Рискуя собственной жизнью под постоянным огнем противника, майор Алимов грамотно руководил боем и эвакуацией. Погрузив всех военнослужащих, с множественными пулевыми пробоинами вертолета, совершив противозенитный маневр, майор Алимов благополучно ушел из зоны противодействия боевиков.
7 ноября 1999 года майор Алимов получил боевую задачу по эвакуации тяжелораненых военнослужащих из района н.п. Бамут (Аршты). В этот день сложные метеоусловия не позволили выполнить эту задачу двум экипажам вертолетов, вылетавших ранее. В 13.00 в сложных метеоусловиях экипаж майора Алимова вылетел в район н.п. Аршты.
Выйдя из разворота, майор Алимов обнаружил окно в облачности и выполнил посадку на удалении 1,5 км от н.п. Бамут, у которого шел бой. После приземления машины опустился туман, пошел обильный снег. Группа спецназа, находившаяся на борту, заняла круговую оборону. В течение 8 часов экипаж вертолета майора Алимова находился на площадке в режиме ожидания раненых военнослужащих.
В 23.55 майор Алимов, приняв на борт 22 военнослужащих, 14 из которых были тяжело ранены, получил разрешение на взлет. Поскольку базовый аэродром был закрыт по метеоусловиям, КП «Запад» дал указание следовать на гражданский аэродром г. Владикавказа. В полете отказал автопилот, ПОС (противообледенительная система) не справлялась с усилившимся обледенением. Но, несмотря ни на что, майор Алимов сумел благополучно приземлиться на аэродроме и спасти жизнь раненым военнослужащим, проявив при этом героизм и мужество.
В декабре Алимову вручили третий орден - «За военные заслуги». А 23 февраля 2000 года он стал Героем России.
...13 декабря 1999 года группа вертолетов, ведомая майором Алимовым, выполняла задачу по поиску и эвакуации летчика Су-25, сбитого в Аргунском ущелье. Полет осуществлялся в сложных метеоусловиях, при нижней границе облачности 80-90 метров и видимости 900 метров. В районе н.п. Ярыш-Марды группа майора Алимова была в упор обстреляна боевиками, находящимися в засаде. Увидев разрывы снарядов зенитных установок, он дал команду на открытие огня. Через несколько секунд услышал в эфире доклад одного из ведомых майора Вячеслава Х. о прямом попадании снаряда, отказе гидросистем и падении вертолета. Отдав приказ второму ведомому майору Геннадию К. на прикрытие с воздуха, майор Алимов повел свой вертолет на посадку на повышенной скорости по крутой глиссаде, создав тем самым видимость неуправляемого падения вертолета. Во время снижения он попал под шквальный огонь боевиков, в результате чего были выведены из строя радиосвязь и цепь управления огнем.
После приземления командир экипажа приказал личному составу парашютно-десантной группы, находившейся на борту, рассредоточиться и огнем штатного оружия прикрыть эвакуацию экипажа и десантной группы сбитого вертолета.
22 минуты понадобилось майору Алимову, чтобы без потерь завершить эвакуацию всех военнослужащих. Погрузив на борт 31 человека, пятеро из которых были ранены, майор Алимов принял решение на взлет. Обладая ювелирной техникой пилотирования, майор Алимов сумел взлететь на перегруженном вертолете, исчерпав все возможности боевой машины.
После посадки вертолет майора Алимова был отправлен в ремонт. На нем обнаружили более 40 пробоин, из них 12 - в пилотской кабине.
Вспоминает командир экипажа другого вертолета майор Геннадий К.:
- Обстановка на земле тогда была сложной. Из «зеленки» выдвигались несколько десятков боевиков. Их надо было отсечь. На мой запрос только что севший Алимов не отвечал. Я сделал три захода на предельно малой высоте, обработал «зеленку» ракетами. Потом из пулеметов. На земле экипажи и десант действовали грамотно, одновременно эвакуируя раненых и отражая наседавших бандитов. Интенсивный огонь велся и по нашему вертолету. Мы наблюдали взлет Алимова. Перегруженная машина, ограниченная площадка, прямо по курсу две высокие сосны... Набрав высоту, Алимов ушел в облака. Это действительно мастер.
Для справки: максимальная загрузка Ми-8МТ - 28 человек. В Чечне же командирам экипажей разрешалось брать на борт не более 15 человек. Техника изношена, горы...
Тут свои измерения, требования, продиктованные боевой действительностью. Все решает индивидуальное мастерство летчика. А порой и везение...
Капитан Андрей К., летчик-штурман из экипажа майора Геннадия К.:
- Во время боя наш вертолет тоже получил значительные повреждения. Тут о вынужденной посадке бы думать, но ведь внизу наши товарищи... И командир тогда мне сказал: «Или мы все уйдем, или все останемся здесь». Все ушли. Все живы.
Мастерство пилотов, мужество, отвага... Но ведь есть еще и машина... Ее-то возможности не беспредельны. На что же рассчитывал Алимов, взлетавший, казалось, вопреки всем допускам и требованиям? На что надеялся?
Герой России майор Владимир Алимов:
- Очень тяжело взлетали. А тут еще два дерева впереди. Буквально по кронам прошли. Если веришь в машину, она лучше повинуется тебе... Хотя от случайностей никто не застрахован. Перед самым взлетом пуля ударила мне в левую руку. Часы «Ориент», подаренные перед самой командировкой в Чечню, вдребезги. Хорошие были часы, точные.
Среди ценных подарков, полученных в награду за многие годы службы Владимиром Алимовым, часов немало. Перед тем вылетом надел, однако, самые дорогие. Правильный выбор сделал мой друг.


www.redstar.ru
In knowledge we trust!  

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru