Противовертолетные мины и др. /НВО/

Теги:авиация
 

Igor

втянувшийся
Михаил Растопшин "БОЕВИКА УНИЧТОЖИМ, ТАНК - НЕТ"

Вертолет часто называют летающим танком. Но такое определение не соответствует действительности, поскольку летательный аппарат невозможно обеспечить надежной защитой от многих поражающих средств. Из боевых вертолетов мира только Ми-24 оснащен бронированием кабины экипажа, которое выдерживает попадание 20-мм снарядов. Это бронирование представляет собой композицию из 10-мм листов алюминиевого сплава, на поверхности которых закреплены 16-мм керамические плитки, что позволяет лишь немного повысить выживаемость экипажа. Однако в целом, исходя из природы конструкции вертолета, даже с использованием последних достижений (многослойное бронирование, экранирование и др.) невозможно создать эффективную защиту от противовертолетных средств, развитию которых за рубежом уделяется большое внимание.

В США и Великобритании завершены работы по созданию противовертолетных мин. Для обнаружения низколетящих машин используются акустические датчики, которые с высокой точностью отличают один тип вертолета от другого по специфичному для каждого из них звуковому "портрету" от несущего и хвостового винтов. Присутствие таких мин на наземных позициях заставляет отказаться от полетов на предельно малой высоте и перейти на большие высоты, где летательные аппараты уязвимы для зенитных ракет и пушек. При обнаружении вертолета вычислительное устройство этой мины рассчитывает оптимальный угол перехвата, после чего происходит отстрел "ударного ядра".

Специфический механизм формирования ударного ядра из металлической тонкостенной облицовки с помощью заряда взрывчатого вещества обеспечивает высокий отбор химической энергии с трансформацией значительной ее доли в кинетическую энергию поражающего элемента. В отличие от классической кумулятивной струи, образование которой происходит при сверхвысоких давлениях в зоне соударения симметричных относительно продольной оси заряда элементов кумулятивной облицовки, ударное ядро формируется за счет "выворачивания" кумулятивной облицовки как целого с последующим относительно мягким обжатием в радиальном направлении и получением компактного элемента. Если в классическую кумулятивную струю переходит порядка 10% массы кумулятивной облицовки, то в ударное ядро - практически вся ее масса. Нетрудно представить, что будет с вертолетом, если на высоте 100 м и более в него попадет компактный металлический элемент, обладающий массой 0,5 кг со скоростью 2 км/с. Правда, известно, что эффективным средством защиты от ударного ядра является использование экрана.

Стальной экран толщиной 3 мм на пути такого ядра обеспечит его дробление на 25-30 крупных осколков, которые распределятся на площади диаметром 300 мм на расстоянии (за экраном) 100 мм. Если бронепробиваемость ударного ядра, образованного боевой частью калибра 100 мм, не будет превосходить 100 мм, то бронепробиваемость каждого образовавшегося осколка не будет превышать 10-12 мм. Однако в условиях габаритно-массового дефицита создание защиты от противовертолетных мин и других высокоэффективных средств весьма проблематично.

Таким образом, анализ защиты вертолетов свидетельствует в пользу развития его маневренных свойств при наличии аппаратуры предупреждения об атакующих средствах с созданием соответствующих помех и высокоэффективным вооружением. Особо следует подчеркнуть необходимость проведения предварительной высокоэффективной разведки в зоне действия летательных аппаратов, которая обеспечит более безопасные условия их боевого использования.
 
?? Serge Pod #19.04.2000 23:29
+
-
edit
 

Serge Pod

администратор

Статья старая и довольно ламерская.
В России тоже есть противовертолетные мины.
In knowledge we trust!  

Igor

втянувшийся
Статья <...> довольно ламерская

Поясните, пожалуйста.

В России тоже есть противовертолетные мины

Нельзя ли подробнее?
 
?? Serge Pod #22.04.2000 19:08
+
-
edit
 

Serge Pod

администратор

Хотя бы вот это:
++++ПТУР "Атака", "Вихрь" относятся ко второму поколению, что требует зависания вертолета при стрельбе на большие дальности для обеспечения управления до момента попадания ракеты в цель и может закончиться его поражением ++++

Для их применения не нужно зависание.

+++Давно пора иметь на вооружении ПТУР с тандемными БЧ++++

Они давно существуют, так же как существуют тандемные боеприпасы даже для РПГ.

Особенно впечатляет вот эта фраза: ++++. Однако в целом, исходя из природы конструкции вертолета, даже с использованием последних достижений (многослойное бронирование, экранирование и др.) невозможно создать эффективную защиту от противовертолетных средств++++

Бронирование Ми-24 - мне представляется полной чушью.

И вообще в статье ляпов много.

А вот о нашей противовертолетной мине.
Жаль источник забыл :(


Одной из изюминок российской экспозиции на международной выставке вооружений в Абу-Даби были противовертолетная мина и новый выстрел для гранатомета РПГ-7. Их разработчиком является Государственный казенный научно-исследовательский полигон авиационных систем, известный у нас в стране и за рубежом как крупный центр по наземным испытаниям боевой авиационной техники.

Полигон занимает площадь более 100 кв. километров и обладает уникальной испытательной базой. Цветное
фотографирование боеприпаса, летящего со скоростью 5-7 километров в секунду, для специалистов полигона - будничная работа.

Ракетный трек, например, позволяет на земле развивать скорости до трех «М» с сохранением
объекта испытаний. Именно на этом стенде испытывались все российские катапультные кресла. Кроме
того, здесь имеются производство по обработке взрывчатых материалов и порохов, своя
сборочно-снаряжательная база, позволяющая проводить уникальные эксперименты. Но главная
ценность полигона - это, конечно же, люди.

- Абсолютное большинство наших специалистов - профессионалы экстра-класса, - говорит начальник
ГкНИПАС Леонид Сафронов. - К сожалению, ситуация в последнее время складывается таким образом,
что они загружены испытаниями лишь на 10 - 30 процентов. Вот мы и занялись, как нам раньше
говорили, “не своим делом “.

Под “не своим делом” Леонид Константинович как раз и имеет в виду те самые выстрел к гранатомету
и противовертолетную мину, которые они продемонстрировали в Абу-Даби, а также целый ряд других
разработок. В определенном смысле все они пионерские, так как на вооружении ни российской армии,
ни армий других стран таких боеприпасов пока нет.

- Начинать разработку нового направления нам пришлось с чистого листа, - говорит Леонид
Константинович. - И в этом был свой плюс - мы не были отягощены старым заделом. Теория средств
поражения с самоформирующимся ядром была разработана еще в 1938 году, но никому пока не
удавалось реализовать ее на практике. Все ограничивалось созданием опытных образцов, которые так
и не были приняты на вооружение.

Прежде чем приступить к созданию подобных средств поражения, специалисты ГкНИПАС
внимательно проанализировали мировые тенденции развития оружия для сухопутных войск. Здесь
наиболее контрастно выделяются комплексы ближнего боя (на дальностях до 600 метров),
применяемые по принципу “выстрелил-забыл” с упрощенной системой прицеливания, не требующей
определения углов упреждения. Примерами таких разработок могут быть гранатомет PREDETOR
фирмы «Локхид-Мартин» и легкие гранатометы типа АТ-4, AT-8.

Другая “контрастная” группа - это оружие дальнего боя (до 45 километров). В этой группе технические
средства подразумевают достаточно длительное участие человека в процессе подготовки оружия к
применению и, но не всегда, участие в наведении на цель. Примерами здесь могут служить ракета
POLYPHEM, разрабатываемая группой фирм в рамках проекта EURUMISSILE, и ракета LOKAAS фирмы
«Локхид-Мартин».

С учетом этих современных тенденций в ГкНИПАС были разработаны поражающие средства, в
которых в качестве боевой части используются взрывоформируемые снаряды-ядра. Конструктивно их
боевая часть представляет собой систему из детонатора взрывчатого материала и металлической
облицовки специальной сферической формы, из которой взрывом формируются один или несколько
снарядов, летящих с очень большой скоростью порядка 2.5–3.0 километра в секунду. При этом могут
формироваться снаряды различной формы.

Масса снарядов, используемых в этих разработках, колеблется от 140 граммов в гранатомете и до
килограмма в других средствах поражения. Такие боевые части эффективны на дальностях до
нескольких сот метров, а против слабобронированных целей - до километра.

В основу созданной в ГкНИПАС противовертолетной мины как раз и положен принцип
самоформирующегося ядра боеприпаса. Эта мина представляет собой подвижную, всеракурсную
систему, способную наводить боевую часть на цель. Процессом обнаружения цели, наведения и
активации управляет специальный цифровой вычислитель. Сравнительно простой и дешевый
акустический пеленгатор определяет направление на цель в различных погодных условиях. Пассивный
принцип локации цели обеспечивает маскировку мины и значительно снижает потребление энергии. В
качестве неконтактного взрывного устройства применяется оптический взрыватель на основе
многодиапазонного ИК-датчика.

Мина, хотя, наверное, правильнее говорить об автономном маловысотном комплексе ПВО,
обеспечивает поражение цели высокоскоростным ударным ядром или ядрами в верхней полусфере на
удалении до 150-250 м от места установки. Ее акустические датчики настроены на шум определенного
вертолета. На расстоянии примерно два километра мина «узнает» вертолет, и когда он оказывается в
двухсотметровой зоне, «выстреливается» ядро, которое и поражает винтокрылую машину.

Применение полей мин подобного типа (особенно интеллектуальных) позволяет прикрыть
значительные площади или создавать пояса безопасности вокруг важных объектов. Подобные мины
могут использоваться и против самолетов вблизи взлетных полос. В них заложена система
распознавания “свой-чужой”, имеется возможность анализировать по звуковому портрету тип
летательного аппарата и принимать решение о необходимости поражения.

В настоящее время ведется активная работа по использованию таких мин против крылатых ракет.
Одна из модификаций с неподвижной акустической системой и ручной установкой готова к
сертификационным испытаниям еще с декабря 1998 года. Но в связи с отсутствием необходимых
средств они так пока и не начаты, как не начаты сертификационные испытания и другой очень
интересной разработки ГкНИПАС - многофункциональной гранаты для гранатомета РПГ-7. Новый
выстрел использует боевую часть с взрывоформируемым зарядом и может применяться против
быстроперемещающихся бронированных целей.

Дело в том, что из обычного гранатомета попасть в цель, идущую со скоростью 60 км в час, даже на
расстоянии 150 метров чрезвычайно трудно, т.к. за время полета гранаты такая цель проходит от 15 до
50 метров (в зависимости от типа используемой гранаты). При применении гранаты, разработанной в
ГкНИПАС , время полета определяется только временем отбрасывания гранаты на безопасное от
стрелка расстояние. Для демонстрируемого образца перемещение такой цели составит 2,5-3 метра. То
есть из гранатомета, имеющего в арсенале такие гранаты, можно стрелять по движущейся цели,
практически не делая упреждения, что существенно повышает вероятность попадания.

Граната может использоваться также и против инженерных сооружений. При этом
взрывоформируемый снаряд пробивает стену, а в образовавшееся отверстие влетает суббоеприпас.
Разработан также образец гранаты, в которой при выстреле формируется направленный пучок
относительно мелких снарядов (10-14 граммов), летящих со скоростью около 1,8 км в секунду. Эти
боеприпасы предназначены для поражения живой силы противника.

В портфеле ГкНИПАС есть еще ряд разработок, использующих аналогичные принципы. Они
находятся в состоянии готовности к защите технических проектов, включая разработку системы с
дальностью до 30 км. Изготовлены опытные образцы, проведены предварительные исследования и
испытания, но по причине отсутствия необходимых средств работы по ним идут медленно.

Министерство обороны, и прежде всего аппарат начальника Вооружения Вооруженных Сил РФ,
ГРАУ, 3-й ЦНИИ Минобороны РФ оказывают всяческую поддержку этим разработкам, но пока главным
образом моральную. Кстати, разработку программного обеспечения, сборку, проведение
модернизаций и при необходимости утилизацию этих боеприпасов ГкНИПАС готов производить
непосредственно у себя на предприятии. Но прежде чем они будут запущены в производство в
соответствии с действующими стандартами, необходимо изготовить около 2.000 изделий для
проведения испытаний. Сделать это только за счет средств предприятия вряд ли возможно.

На выставке в Абу-Даби предложений поучаствовать в этой программе было достаточно.
Определенную заинтересованность проявили фирмы Болгарии, Австрии, Швеции, ряда арабских
государств. Но их условия далеко не во всем устраивают российских разработчиков.

Что касается американской фирмы TEXTRON, занимающейся аналогичными разработками, то
вице-президент этой компании в беседе с Леонидом Сафроновым высокомерно заметил, что они могут
“купить что-нибудь, но если недорого”.

ТEXTRON в настоящее время заканчивает испытания противотанковой противокрышевой мины. Уже
даже объявлена ее цена, хотя о начале реализации вне США умалчивается. Говорится также о том, что
готовятся версии этой мины для борьбы с вертолетами, самолетами и крылатыми ракетами.

У нас уже имеется реально действующая противовертолетная мина, которая по своим
характеристикам превосходит зарубежные аналоги. Будет обидно, если эта мина так и останется
опытным образцом.







In knowledge we trust!  
?? Serge Pod #26.04.2000 21:08
+
-
edit
 

Serge Pod

администратор

Мины, сбивающие вертолеты и крылатые ракеты
На Государственном полигоне авиационных систем разработали мину, способную сбивать все воздушные цели на высоте до 200 метров. Мина предназначена в первую очередь для поражения атакующих вертолетов.
Конструкция мины - проста. С помощью акустического приемника улавливается звук приближающегося вертолета за два километра, боевая часть разворачивается в ожидаемом направлении и сканирует участок неба инфракрасным датчиком. Как только вертолет появляется в зоне поражения, происходит подрыв боевой части, и с земли ввысь улетает медное ядро массой в полкилограмма со скоростью три километра в секунду. Конструкция мины позволяет применять ее и против крылатых ракет, летающих, как известно, на предельно малых высотах, необходимы лишь соответствующие доработки.
Такие мины могут успешно применяться для защиты военных и гражданских объектов, прекрасно дополняя классические, но весьма дорогостоящие системы ПВО.
Как сказал директор полигона Леонид Сафронов, в настоящее время ведется работа над тремя модификациями минных комплексов ПВО. Одна из разработок уже полностью готова к сертификационным испытаниям и может быть запущена в серийное производство в ближайшее время.
"Голос России"
In knowledge we trust!  

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru