Человек в космическом полете

Теги:космос
 
AD Реклама Google — средство выживания форумов :)

RD

опытный



Автор: Валентин ЛЕБЕДЕВ
Источник: Литературная газета
Дата: 10.04.2002
Город: Москва


ЧЕЛОВЕК В КОСМИЧЕСКОМ ПОЛЕТЕ.
.......
Космонавт и ученый Валентин Лебедев известен в научно-техническом сообществе как интенсивно мыслящий человек, часто "нестандартный" и даже неудобный для сложившихся стереотипов. Это видно из статьи, которую он написал для "Литгазеты" в канун Дня космонавтики. Мы же в свою очередь отмечаем, что в эти звездные дни, конкретно - 14 апреля, Валентину Витальевичу, автору уникального космического дневника "Мое измерение", исполняется 60 лет. И это прекрасный повод напомнить о первых шагах космонавтики, ее первопроходцах, когда каждый полет был рекордным не просто символически, а чисто технически. Столько нового внедряли на орбите космонавты этого поколения вслед за своим лидером Гагариным. Первый старт Валентина Лебедева с Петром Климуком - 1973 год, первая специализированная орбитальная астрофизическая обсерватория "Союз-13". Второй полет с Анатолием Березовым в 1982-м, открывший новую станцию "Салют-7", и тогдашний рекорд длительности: 211 суток.
В промежутке - серьезная травма колена на батутной тренировке в составе уже готового к полету экипажа... Кое-кто уже торопливо списывал его из отряда, но бойцовский характер и неукротимая настойчивость победили. После экспедиций - научная орбита, сделавшая Лебедева первым и единственным пока из космонавтов членом-корреспондентом РАН. Он создатель и директор Научного геоинформационного центра Российской академии наук.
Поздравляем с такой орбитой жизни, которая на пути к апогею!


Сегодня бытует представление, что пилотируемый полет предназначен прежде всего для сложных операций в космосе по стыковке космических кораблей, монтажу различного оборудования, выполнению научно-технических экспериментов. То есть роль человека сводится к выполнению множества операций, спланированных на Земле и выполняемых под контролем ее специалистов. Это первая задача и довольно сложная, ответственная, требующая профессиональных знаний техники, ее эксплуатации и ремонта.
Вторая задача - это изучение самого человека в замкнутом объеме станции, когда он является объектом постоянного исследования воздействия условий космоса, адаптации его организма к непривычному состоянию невесомости, поддержания его психофизиологической устойчивости в составе экипажа и при взаимодействии со специалистами управления полетом.
В общем работа человека сводится к выполнению различных функций по упрощению действий автоматики и повышению ее надежности в непредвиденных ситуациях. Она предполагает наличие высоких инженерных навыков по управлению станцией и поддержания ее в работоспособном состоянии проведением ремонтно-восстановительных работ. Для этого программа подготовки включает глубокое изучение космической техники, ее систем, их взаимодействия, понимание алгоритмов управления, тестирование аппаратуры и ремонт с отработкой необходимых навыков на различных стендах и тренажерах.
При таком подходе главные исследователи остаются на Земле, имея возможность максимально приблизиться к среде и объекту с помощью экипажа и различной аппаратуры, позволяющей по ходу полета не только ставить научную задачу, но и решать ее, наблюдая и контролируя ход эксперимента в текущем масштабе времени, с получением всех необходимых параметров для контроля, анализа и корректировки.
Человеку же отводится роль помощника в этих исследованиях посредством выполнения многих вспомогательных операций по подготовке научной аппаратуры к экспериментам, ее сборке, наладке, наведению на объект исследования и т.д. с ее включением по радиограмме в заданные временные интервалы. Но сегодня такие эксперименты при развитых средствах автоматизации можно выполнять как внутри космических аппаратов, так и в открытом космосе без участия человека. При этом значительно упростился бы и удешевился сам проект и затраты на выполнение научной программы (так как огромную долю в них по весу и энергопотреблению занимают системы обеспечения нормального пребывания человека на борту), освободив большое количество специалистов на Земле, отвечающих за пребывание человека в космосе.
Кроме того, на беспилотном аппарате условия проведения эксперимента становятся выигрышнее, так как присутствие на борту человека вносит негативные влияния на их чистоту: загрязнение оптических поверхностей, создание повышенного поля вибраций от работы множества вентиляторов, а также появление микроускорений станции от перемещений космонавтов и т.д.
Поэтому в пилотируемых полетах проведение тонких и сложных экспериментов, как показала практика, неэффективно, так как требуются дополнительные исследования по изучению уже самих условий, в которых проводятся эксперименты: особенностей и состава атмосферы, образующейся вокруг космического аппарата на орбите, характеристик невесомости внутри него и т.д. Вот почему такие уникальные инструменты, как телескопы "ХАББЛ", "Чандра", стоимость каждого из которых превышает миллиард долларов, работают автономно и только при необходимости профилактики и ремонта посещаются астронавтами.
Но при этом роль космонавта как исследователя выпадает. Однако человек вряд ли согласится с таким положением, когда он, его творческие способности сводятся к исполнительским функциям и грамотному, безопасному их выполнению. Ограничивать роль человека на постоянно действующих орбитальных станциях этим, как мне кажется, нельзя. Произошел разрыв между изучением способности человека жить и работать в космосе и развитием его исследовательских возможностей. Поэтому космонавты после завершения полета отчитываются по факту успешного возвращения на Землю, но не результатами творческого поиска, а опыт их обобщается специалистами в ходе полета каждым по своему направлению. Общество же слабо информируется о конкретных результатах работы и их содержании. Вместо этого ему постоянно на протяжении многих лет декларируется голый перечень и количество проведенных экспериментов в интересах науки и народного хозяйства, что, конечно, наскучило людям и неубедительно.
Поэтому необходимо, чтобы сами космонавты вместе со специалистами в публикациях, выступлениях по радио, телевидению рассказывали бы не только о впечатлениях о полете и жизни на борту, а и о том, какие непосредственно ими были получены результаты, их значение, возможное использование, проявившиеся проблемы. Тогда будет легче людям узнавать участников космических полетов, разделяя их не по фамилиям и количеству суток пребывания в космосе, а по тому, кто чем отличился в работе, личным способностям, заслугам и достижениям. Только персональный опыт каждого, кто работал в космосе, анализ полученного материала, осмысление его результатов, проверка их со специалистами и подготовка личного отчета о проделанной работе могут служить строительным материалом для определения перспективы развития космонавтики.
Иначе выхолащивается смысл пребывания человека в естественной лаборатории околоземного пространства. Ведь на Земле каждый исследователь, помимо использования имеющихся приборов, сам разрабатывает методику эксперимента, ставит задачу поиска и через методологическую цепь выходит на требования технологического и информационного обеспечения с выбором путей обработки полученных материалов и их анализа. Подобный подход должен быть и при подготовке к полетам в космос, так как только творческая деятельность человека может быть жизненной силой, поддерживающей человека в нелегких условиях длительного космического полета, позволяя переносить сложные психологические нагрузки с сохранением высокой работоспособности и взаимопонимания.
Но для этого требуется иное напряжение сил, когда надо озадачивать себя вопросами - что ты как личность привнесешь нового и чем обогатишь оставшихся людей на Земле? На это у человека должно быть огромное желание выйти за рамки соответствия формальным требованиям, проявив при этом характер и способность взять на себя дополнительную работу, что чревато многими трудностями с перегрузкой для здоровья. Приходится готовиться в личное время, к тому же возникают напряженные и даже конфликтные ситуации, когда ты, сталкиваясь с недостаточной подготовкой экспериментов, требуешь устранения недостатков. Возникает противоречие, когда постоянно приходится выбирать между лояльностью и активной позицией.
В длительном космическом полете космонавты обеспечены всем необходимым для жизни, их обитание становится настолько технологически организованным, что подчас отбивает желание творчества. Для человека в этих условиях главное - выдержать полет, а не стремление к раскрытию своей индивидуальности, так как основной критерий в работе - их исполнительская дисциплина и безукоризненное следование воле с Земли.
Создавая орбитальные станции, мы имели в виду перспективу полетов к другим планетам, поэтому в околоземных полетах основной упор делали на отработку надежных средств управления и систем жизнеобеспечения человека на борту. Постепенно это стало самоцелью, а совершенствование человека как творческой личности ушло на второй план. А вместе с этим стала размываться привлекательность профессии космонавта, в которой теряется человек с его личностными особенностями, характером, способностями. Это связано с тем, что отбор, подготовка и воспитание космонавтов не совершенствовались вместе с развитием техники и сложностью решаемых задач. Ответственность космонавтов перед обществом за свою работу ограничивается надежной эксплуатацией техники в узкопрофессиональном смысле.
Поэтому сколько витков мы ни сделаем вокруг нашей планеты и какие сложные конструкции здесь ни построим, этого может оказаться недостаточно в обстоятельствах, с которыми могут столкнуться люди на больших расстояниях от Земли в межпланетных полетах. Быть надежным на привязи под опекой у ее берегов и в свободном дальнем полете - разные вещи. Люди могут оказаться не готовыми к непредвиденным ситуациям, так как будут надеяться на технику, инструкции и возможность подсказки специалистов с Земли, а это чревато потерей способности самостоятельно анализировать складывающиеся ситуации, находить и принимать решения.
Люди, отправляющиеся в полет, - это мы с нашими проблемами. Каждый из нас живет под воздействием общественной среды, и в зависимости от желания, способности и готовности воспринимать проблемы общества, человек настраивается на уровень его требований, чтобы ответить на его запросы. Отсюда истоки ответственности при подготовке космонавтов и специалистов, создающих технику, занимающихся подготовкой человека к работе и "сопровождения" его в процессе полета.
В таком случае полученные результаты будут соответствовать уровню требований общества в его ожиданиях. Полет Гагарина проходил как раз на максимуме интереса общества к тому, с чем он встретится в полете, что увидит и ощутит. Это состояние напряженной атмосферы, окружавшей подготовку первого полета человека, мобилизовало все силы и интеллектуально напрягло Гагарина необходимостью отвечать на вопросы, которые накопились в обществе. А он как часть его впитал их через литературу, фантастику, кино и просто общение на тему освоения космоса, которая перешла из разряда недосягаемой в доступную. Его послеполетный доклад поразил меня, отработавшего в космосе около восьми месяцев, своей емкостью, чуткостью восприятия, пытливой наблюдательностью, детальностью и охватом.
Гагарин за все сумел зацепиться взглядом. Он смог ответить, несмотря на то что полет продолжался всего 90 минут, на многие вопросы, сумев собрать информацию, схватить общую картину, много увидеть, запомнить, понять и по мере возможности зафиксировать. После полета это позволило ему изложить увиденное в ответах на вопросы журналистов, ученых и миллионов людей.
Первый человек в космосе оказался в полном смысле исследователем, так как все, с чем он столкнулся, увидел и ощутил, было новым, значимым для специалистов и всех людей планеты. Он обогатил нас новым восприятием знаний, уже хорошо известных, - круглая земля, невесомость, атмосфера, звезды, - но он оказался в контакте с этим миром информации и на другом уровне возможностей познания ее.
Такая мотивация на полет несомненно была у первых космонавтов не из-за того, что они какие-то особенные, а оттого, что они были первыми и понимали интерес всех землян - что там? Такое единство цели и сознания стало возможным в стране, где было согласие в обществе и люди были способны идти дальше, развивая свои качества и мировоззрение ради его интересов.
В дальнейшем пилотируемые полеты стали превращаться в обыденность и не усложнялись пониманием и осознанием необходимости проникновения в космос со страстью познания нового. Только когда есть восхождение к творческим достижениям, наша психика развивается, так как есть напряжение мысли, воли и преодоления неудач. Именно это воспитывает и поднимает человека, делая его устойчивым при встрече с трудностями и лишениями. Стартовая площадка человека - это его мировоззрение, степень развития общества, и он отправляется в полет с этого уровня.
Сегодня общество провалилось в понимании смысла жизни. Цели стали более приземленные, их слишком сильное притяжение подавляет глубокие творческие посылы. Общество поникло от земных проблем: войны, зарплата, выживание, политические разборки. Пилотируемая космонавтика перестала быть движущей силой, поддерживающей накал страстей интеллектуального поиска и понимания необходимости выхода на другой уровень развития миропредставления. Все оказалось банально: возможности техники не подняли человека, а вместе с ним и общество, до тех высот, на которые ему стало доступно летать, страдать, жить и мечтать. Поэтому и космонавты перестали быть привлекательны, как и их труд.
Олимпийским чемпионом нельзя стать по назначении в команду, нельзя и победить, каким бы современным ни было их снаряжение. В спорте побеждает личность, этим она интересна и покоряет нас вызовом преодоления, достойным глубокого уважения и признания. Когда олимпийская чемпионка Лазутина говорит простые слова, их ценность обеспечена теми результатами, которых она достигла. За этими словами титанический труд и возможности, которые могут быть доступны и другим. Слушая ее, пытаешься понять, как человек смог всего достичь. В каждом из нас сидит потребность разобраться, чего мы хотели и чего достигли, и жизнь приобретает другие краски, обогащая нас возможностью совершенствования.
Космонавтика открывает неисчерпаемые возможности технического прогресса, но этим не удивить. На Земле мы с ними сталкиваемся ежедневно, и подчас с более удивительными, чем те, что наверху.
А в космосе? Космос где-то там, далеко. Сложилось представление, что космонавтом может быть любой, отвечающий требованиям медицины и знания техники. Создалась благоприятная атмосфера для конъюнктуры и даже корысти, когда престижа в обществе можно быстро достичь самим фактом присутствия в космосе, выделившись не в равной борьбе индивидуальностей и таланта, а выстояв при хорошем знании техники и лояльном взаимоотношении с руководством очередь к полету или используя возможности служебного положения, верхние связи, а в последнее время стало доступным и за большие деньги приобрести право оказаться выше всех - над планетой. Это стало притягательным для тех, кто хотел бы мнимо выделиться в обществе.
В опубликованном недавно документе в "Новостях космонавтики" (N 3, 2002 г.) "Принципы, касающиеся процессов и критериев отбора, назначения, подготовки и сертификации членов основных экипажей МКС и экспедиций посещения" установлено: кандидат не допускается к полету за неблагоприятные высказывания в адрес государств-участников либо участвующего космического агентства. В таком случае любая критическая позиция кандидата в космонавты может быть истолкована как неблагоприятная, что по этому документу приравнивается к служебным проступкам, преступному поведению, лжи, пьянству, наркомании.
Творческие люди с их противоречивым сложным характером, которые интересы дела ставят выше конъюнктуры и не боятся последствий высказываний, устраняются с дороги в космос. Востребуются послушные исполнители, следующие только букве инструкций. Такой документ, инициатором которого явилось НАСА, подменяет одержимость присутствием в космосе.
Те, кто подталкивает нас на эту дорогу и кто берет на себя право принимать такие основополагающие решения о статусе человека, посылаемого в космос без широкого обсуждения в отряде космонавтов, в Российской академии наук, в очередной раз загоняют нас в тупик с самостоятельного пути освоения космоса. Мы должны дать возможность прокладывать дорогу в неизведанное тем, кто способен добиваться выполнения общей задачи полета талантом, ответственностью, преодолением трудностей и своих слабостей ради согласия в экипаже и в интересах процветания жизни на Земле.
Неужели так быстро в необъятных просторах космоса закончилось время первопроходцев? Я думаю, это не так. Роль космонавта не в ожидании, когда сформируется программа и общество созреет для полета на Марс, Венеру и за пределы Солнечной системы. Эту миссию первопроходца должен готовить сам будущий космонавт - с чем, с какими творческими замыслами он отправляется в полет, насколько сумел подготовиться к этой деятельности со специалистами на Земле, впитать в себя запросы общества в таких сферах, как экология, упреждение чрезвычайных ситуаций, рациональное и безопасное природопользование, образование.
Иначе человек превращается в слугу техники, теряя смысловую часть, ради чего он стал покорителем космоса.
Валентин ЛЕБЕДЕВ, член-корреспондент РАН, дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР, заслуженный деятель науки РФ

 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru