Есть возможность позадавать вопросы командиру группы аккустиков на БРД

Теги:флот
 
+
-
edit
 

ЦИКЛ

втянувшийся

отслужившем не так давно. Его параход уже порезан.
Только прошу задавать вопросы конкретные без ф..метрии
...Лучше конечно пять звездочек!  

muxel

Энтузиаст реактивного движения

В смысле 667БДР?
 
Да. Я опечатался.
Вчера мы с ним немного поговорили крупными мазками. Правда меня (пока) больше занимал аспект поведения группы лиц в автономной обстановке. Но немного и про саму лодку поговорили (я послушал). Никаких жареных фактов не услышал. Немного о глубинах плаванья - Как оказалось стратеги (наши и американские) при нахождении в районах БД находятся на одной глубине, в секундной готовности к пуску. Глубины в сотни метров используются только для подхода-отхода. Ессно это не относится к многоцелевым лодкам, эти вообще ничем не связаны. При этом излучаемый ими шум ниже фонового шума моря.
Питание и внутренняя жизнь на лодке была нормально организована. Снабжение даже в начале 90хх было разумным и достаточным (мясо-фрукты-вина). Бытовые проблемы сведены до несущественных. Экипаж - скорее нормальный трудовой коллектив, просто работает. Отношения внутри вполне уважительные. Обращения младших к старшим - чаще по имени отчеству, реже тов. командир. Авторитет командира лодки - непререкаем. Дисциплина - сознательная, никакой палочности.
Автономные плаванья редко превышают 80 дней - в силу условий оплаты загранплаваний. Он сам не участвовал но были опытные автономки по полгода. Признаны малоэффективными.
 

muxel

Энтузиаст реактивного движения



Цикл> Автономные плаванья редко превышают 80 дней - в силу условий оплаты загранплаваний.


А вот про это можно поподробнее? С чего это автономка считается загранплаванием то? :)


Ну и вопрос ему как акустику: часто ли были контакты с иностраными ПЛ, с авиацией ПЛО. Было ли (и знали ли они об этом) постоянно слежение за лодкой со стороны американских АПЛ? Как преодолевали рубежи ПЛО при выходе в район. Как обеспечивался выход из базы.


PS Про то как это дело было в 70-80-е вроде довольно подробно писали уже, интересно как это было в 90-е...
 
Это сообщение редактировалось 20.06.2003 в 17:06
RU Фагот #20.06.2003 16:52
+
-
edit
 

Фагот

координатор
★★


То же что и muxel, и ещё - на каком флоте служил акустик? Куда в автономки ходили (в какие районы хотя бы)?
 
RU Филич #20.06.2003 16:57
+
-
edit
 

Филич

втянувшийся

возможности по обнаружению ПЛ и НК в различных условиях, как то температура, волнение, течение. (что не секретно, конечно)
существуют только два типа кораблей: подводные лодки и их цели
 
>С чего это автономка считается загранплаванием то? :)

Я же и говорю - беседа купными мазками. Сказано что лодки загоняли на 72-78 день, именно в связи с оплатой. Загоняли за боны, грузили торпеды-ракеты и на пару недель на стрельбы.
Выяснил - загрнкой оно не было. Платили надбавку до 50% +боны. Он к примеру получал 65 бон, командир 150.

>Ну и вопрос ему как акустику: часто ли были контакты с иностраными ПЛ, с авиацией ПЛО.

В начале 90х засек нахождение в терводах ЛА. Всем флотом кинулись его выпихивать. Он лично получил массу упреков за это, и пообещал что в следующий раз хрен кому про контакт скажет. Сложный вопрос.

> Было ли (и знали ои они об этом) постоянно слежение за лодкой со стороны американских АПЛ?

Выражение преувеличенное. Постоянного не могло быть в принципе. Хотя бы в силу гидрологии. Хотя и отметил что например его лодка не могла долго держать ЛА. Многоцелевые могли и делали. У них значительно более новые станции+сами совершеннее. Это их работа, и по ЗПС были условные сигналы предупреждения об обнаружении иностранцев. То есть стратеги - прятались, и работали исключительно в пассивных режимах. А многоцелевые носились поодаль работая в том числе и на активе, видимо(мои домыслы) для мирного времени считалось не большой бедой подставиться под контакт. Главное вовремя предупредить об этом "большого".

Вообще обнаружение подводной лодкой другой лодки - задача крайне далекая от аналогии в виде "посветить фонариком в темноте".

>Как преодолевали рубежи ПЛО при выходе в район. Как обеспечивался выход из бызы

Об этом спрошу погодя.
 


>- на каком флоте служил акустик?

Куда в автономки ходили (в какие районы хотя бы)?

На обоих.
Будем работать и в этом направлении. Я с ним должен теперь видеться часто, но нельзя заваливать человека. Пока, на вопрос о районах БД - отшутился.
Сам уезжал с СФ в день гибели Курска. Уволился капитаном 3го ранга.

PS Если ни чего не измениться до осени, то мы с ним будем на МАКСе. Человек он крайне благожелательный, не исключено очное знакомство. ;) До тех пор приложу силы для пердачи накопившихся вопросов.
.
 

muxel

Энтузиаст реактивного движения



Цикл>Я же и говорю - беседа купными мазками. Сказано что лодки загоняли на 72-78 день, именно в связи с оплатой. Загоняли за боны, грузили торпеды-ракеты и на пару недель на стрельбы.
Цикл> Выяснил - загрнкой оно не было. Платили надбавку до 50% +боны. Он к примеру получал 65 бон, командир 150.


А что такое, боны? Да и все таки странно что экономили на зарплате.. Не верю %)
 
Цикл>Немного о глубинах плаванья - Как оказалось стратеги (наши и американские) при нахождении в районах БД находятся на одной глубине, в секундной готовности к пуску.

какая там секундная, что вы. вот описание пуска в 80-х из мемуаров главкома сев.флота
--
А.П.Михайловский
ОКЕАНСКИЙ ПАРИТЕТ
ЗАПИСКИ КОМАНДУЮЩЕГО ФЛОТОМ

>Тем временем «К-219» закончил форсирование противо-лодочного рубежа, занял назначенный ему район огневых по-зиций, донес о том на командный пункт флота и приступил к боевому патрулированию. Прием информации от управляю-щего КП осуществлялся по установленной программе связи, путем периодической постановки всплывающего буксируемо-го антенного устройства. Штурманы уточняли место корабля и поправку системы курсоуказания всеми доступными спосо-бами. Специалисты радиотехнической службы производили сверку системы единого времени по маркерным сигналам. Ра-кетчики еще и еще раз проверяли блокировку боевых ракет, состояние практической ракеты в шахте № 4, готовность пуль-та управления ракетным оружием к действию.
Так продолжалось несколько часов, пока наконец с КП флота не поступила команда перейти на непрерывный режим связи, после чего буксируемая антенна больше не убиралась. Вскоре командир корабля принял доклад связистов о получе-нии сигнала боевого управления. Сигнал, разумеется, учеб-ный, поскольку боеголовка ракеты в шахте № 4 никакой раз-блокировки не требует. Однако шифровальщик и замполит, независимо друг от друга, делают свое дело и, убедившись в правильности разбора сигнала, с разрешения и под наблюде-нием командира корабля устанавливают кодовую величину на свой барабан блокирующего устройства. Напряжение возрас-тает. Подводный ракетоносец готовится к всплытию на стар-товую глубину. А я сижу за спиной у Онучина с секундомером в руках.
Наконец, как щелчек по нервам, доклад о приеме второго сигнала. Та же короткая процедура его разбора.
— Получен приказ на применение ракетного оружия в учебных целях, — оборачивается в мою сторону командир.
— Действуйте по плану.
— Боевая тревога, ракетная атака! Точное московское время ... часов ... минут. Боцман! Всплывать на стартовую глубину.
— Точность места в установленных пределах. Поправка курсоуказания введена в навигационный комплекс, — слы-шится голос штурмана из его рубки.
— Ракетный комплекс к предстартовой подготовке докладывает командир БЧ-2.
— Боевая информационно-управляющая система к стрель-бе готова! — вторит ему начальник радиотехнической служ. бы.
Все завершает доклад командира БЧ-5 о готовности корабельных систем, обслуживающих ракетный комплекс и обеспечивающих его гарантированным электропитанием, а командир ракетоносца тем временем достает из специальной шкатулки перфокарту с полетным заданием для практическои ракеты и передает ее сидящему за пультом управления ракет-ным оружием командиру БЧ-2.
— Ввести перфокарту. Набрать залп на шахту № 4.
— Штурман! Боевой курс ... градусов.
— Боцман! Держать стартовую глубину.
— Начать предстартовую подготовку! — следуют ^дна За другой привычные команды — Секундомеры... товсь ... ноль|
Взгляда на мой секундомер оказалось достаточно, чтобы убедиться, что времени для принятия решения на ракетную стрельбу Онучину потребовалось не более трех минут. С этого момента процессы необратимы, а ракетоносец не имеет права менять боевой курс и стартовую глубину, даже если в него пойдут вражеские торпеды.
Предстартовая подготовка, проходящая в автоматическом режиме, тянется мучительно долго. Хотя мой секундомер отстукал всего семь минут. Наконец долгожданный доклад
— Окончена предстартовая подготовка. Есть окончательныи наддув баков. Готов к открытию крышки шахты № 4.
— Открыть крышку! — выдыхает командир, оглядываясь на меня.
— К старту готов! — чуть позже отвечает ему команду
-Онучин оборачивается ко мне, но я глазами и легким нажением ладони, лежащей на колене, показываю: Действуй не сомневаясь».
— Старт разрешаю! — громогласно провозглашает коман-дир, а управляющий стрельбой жмет на заветную кнопку и начинает отсчет времени.
Примерно через 25 секунд следует легкий толчок и торжествующий возглас:
— Есть старт из шахты № 4!
Затем корабельные устройства и системы приводятся в исходное положение, а ракетоносец полным ходом убегает из точки, откуда столь громогласно заявил о себе на весь мир



кстати у него и такое о методике боевого дежурства есть

>Однако главными явились меры по техническому обеспечению ракетных стрельб подводных крейсеров из высоких широт, из положения лежа на грунте или стоя на под-водном якоре, а также от причалов в пунктах базирования
 
а вот еще немного о жизни пларб все из той же книги Михайловского (описываются события около 1982 года)




Свой разговор с Коробовым мы начали с общеизвестных истин. Поражение стратегически важных объектов на замор-ской территории противника, с одобрения военно-полити-ческого руководства нашей страны, возможно осуществить путем проведения операции стратегических ядерных сил под непосредственным управлением Верховного Главнокоманду-ющего, который принимает решение на операцию и отдает приказ на первый ядерный удар. Приказ этот (в виде сигналов боевого управления) передается с помощью так называемого «ядерного чемоданчика» — иначе говоря, портативного связ-ного кодирующего устройства, постоянно носимого специаль-ным офицером вблизи от места пребывания Верховного. Вполне естественно, что при этом предусмотрено дублирование как подобных устройств, так и каналов связи.
Успех операции обеспечивается длительной, заблаговре-менной подготовкой и тщательным планированием с учетом множества вариантов решения задачи. Этим постоянно зани-мается Генеральный штаб, который загодя определяет, а при необходимости уточняет перечень и координаты объектов, подлежащих поражению. Назначает очередность и степень поражения каждого объекта. Устанавливает долю участия, ре-сурс боеприпасов и распределение комплексов целей между компонентами ядерной триады, а также вопросы их взаимо-действия друг с другом. Генеральный штаб вводит в действие и периодически видоизменяет систему сигналов боевого уп-равления. После получения сигнала-приказа от Верховного Главнокомандующего центральный командный пункт доводит сигналы боевого управления до исполнителей. Для этого со-здана и установлена в войсках и на флотах многоступенчатая автоматизированная командная система боевого управления.
Идеологом всего комплекса подобных нелегких вопросов в Генеральном штабе являлся генерал армии Сергей Ахроме-ев, который около шести лет работал там начальником Главно-го оперативного управления, а затем первым заместителем у Маршала Н. В. Огаркова. Кроме своей роли в управлении ядерными силами, Сергей Федорович интересен мне тем, что в 1940 году мы вместе поступали в Московскую военно-морс-кую спецшколу. Только он после девятого класса был зачис-лен в 1-ю роту, а я после седьмого — в 3-ю. Вместе и комсор-гами стали в своих подразделениях.
Уже в 1941 году Сергей был принят в Военно-морское училище имени Фрунзе, где ему удалось закончить всего один курс. Ну а потом Астраханское пехотное училище и годы боев на четырех фронтах. После войны служил в войсках, окончил две академии: Бронетанковую и Генерального штаба. Теперь он обеспечивает управление ядерной триадой государства. Сергей Федорович в обращении строг, суховат, немногосло-вен, но по-прежнему хорошо относится к флоту и морякам. В этом я имел удовольствие убедиться во время нескольких ко-ротких бесед перед назначением на нынешнюю свою долж-ность.
Ну а боевыми действиями морских стратегических ядер-ных сил лично руководит Адмирал Флота Советского Союза Сергей Георгиевич Горшков. Как он это делает, я имел воз-можность наблюдать, сидя за спиной Главкома на его команд-ном пункте в период учения «Центр-78», куда был привлечен с должности командира ЛенВМБ на роль начальника Атланти-ческого направления в «играющем штабе» Северо-Западной стратегической группировки Вооруженных Сил.
Именно Главком (с помощью своего Главного штаба) оп-ределяет состав Атлантической и Тихоокеанской группировок морских стратегических ядерных сил, потребных для пора-жения выделенных Военно-Морскому Флоту объектов, а так-же количество и тип атомоходов стратегического назначения, предназначенных в резерв Верховного Главнокомандующего. Главком устанавливает зоны патрулирования в океанах и мо-рях, количество находящихся на боевой службе подводных крейсеров, нужную степень обеспечения их боевой устойчи-вости в каждой из таких зон.
Главный штаб при этом разрабатывает порядок примене-ния крейсерами своего оружия, способы доведения, опозна-ния и исполнения установленных сигналов боевого управле-ния. Среди них весьма важным является сигнал о назначении комплекса целей, иными словами, — государства или конти-нента, по которому осуществляется прицеливание. Другой сигнал — о снятии всех ступеней предохранения с ядерных боеприпасов. Наконец, последним передается сигнал — при-
каз о пуске ракет в кратчайший срок либо в назначенное время. По внешним признакам эти боевые сигналы совершен-но невозможно различить во множестве других сигналов, иду-щих в эфир: ложных, учебных, контрольных, тренировочных, практических, а то и вовсе никак не связанных с применением какого-либо оружия.
Важной функцией Главного штаба является изготовление, строжайший учет и рассылка на флоты необходимого комп-лекта так называемых перфолент, содержащих в закодирован-ном виде параметры конкретных объектов, необходимые для расчета полетного задания каждой ракеты. Только в том слу-чае, когда перфолента введена в приборы управления ракет-ным оружием, возможна его предстартовая подготовка. Зара-нее «прочесть» перфоленту невозможно. Таким образом, ко-мандир стреляющего ракетоносца не имеет ни малейшего представления о том, куда полетят его ракеты. Об этом знают только Главком и те немногие специалисты из Главного шта-ба, которые заняты разработкой полетных заданий.
А я, к стыду своему, ни одной перфоленты в глаза не видывал. В свое время нас учили рассчитывать геодезический пеленг и дальность стрельбы вручную, с помощью формул сферической тригонометрии, уравнений баллистики и неко-торых технических приспособлений. В этом и признался Ко-робову. Начальник штаба тут же позвонил в оперативное уп-равление, откуда притащили учебную перфоленту. Повертев ее перед носом, я подумал о том, что никогда бы в жизни не догадался, какую диковину держу в руках, если бы не коммен-тарий знающего человека. Ну а затем мы с Вадимом Констан-тиновичем углубились в осмысление собственной роли и пря-мых обязанностей при выполнении задачи нанесения против-нику сокрушительного удара из-под воды.
Для создания группировки морских стратегических ядер-ных сил на Северном флоте предназначены пять дивизий под-водных крейсеров с баллистическими ракетами. В целях не-посредственного охранения крейсеров выделяется необходи-мое количество многоцелевых атомных подлодок. Кроме того, привлекается система ядерно-технических и ракетно-техни-ческих баз, а также части связи вкупе с командной системой боевого управления.
Две трети общего количества ракетоносцев всегда загру-жены ракетами и находятся в постоянной готовности к дейст-вию. Часть из них постоянно в море, на боевой службе. Другая часть — на боевом дежурстве. Остальные заняты повседнев-ными делами в базах. Группировка, развернутая в море, может быть усилена за счет боевого дежурства или сил нара-щивания. Однако и находящиеся в базах крейсера постоянной готовности в экстремальной обстановке должны быть способны пустить свои ракеты прямо от причалов. Подобное требо-вание высказывал мне министр обороны Маршал Д. Ф. Усти-нов, когда напутствовал в должность. Однако как обеспечить подобные пуски организационно и технически, министр не разъяснил, рекомендовал подумать.
Флотская жизнь любого подводного ракетоносца обеспе-чена, как правило, двумя экипажами и расписана по так назы-ваемым большим и малым циклам. Подобный цикл, к приме-ру, включает следующие этапы:
выход в море на боевое патрулирование с первым экипа-жем;
возвращение и передачу ракетоносца второму экипажу;
межпоходовый ремонт;
выход в море на боевую подготовку;
снова выход на боевое патрулирование, но уже со вторым экипажем.
С возвращением цикл повторяется.
После нескольких подобных малых циклов планируется большой, включающий заводской ремонт, а то и модерниза-цию с полной выгрузкой всех ракет, что в свою очередь требу-ет значительного времени на боевую подготовку и ввод крей-сера в состав сил постоянной готовности. Эффективность службы подводных ракетоносцев определяется специальным показателем — коэфициентом оперативного использования, выражающим соотношение времени полезного пребывания в районе боевого патрулирования ко времени, необходимому для восстановления боеготовности в базах и полигонах боевой подготовки.
Соблюдение нужных пропорций, установленных норм, строгих правил подводной службы, борьба за повышение эф-фективности морских стратегических ядерных сил — голов-ная боль штаба флота, в особенности оперативного управле-ния, и уж, конечно, — область пристального внимания коман-дующего.
Группировка ракетных подводных крейсеров флота, раз-вернутая в море, обычно состоит из нескольких эшелонов. Передовой эшелон, как правило, патрулирует в Атлантике, не-подалеку от побережья противника. Действия крейсеров это-го эшелона должны обеспечить подлетное время ракет к объ-ектам поражения, не превышающее работного времени системы противоракетной обороны. Удар первого эшелона неотразим. Однако обеспечить его боевую устойчивость до удара крайне трудно. Даже в мирное время за каждым подводным крейсе-ром, выходящим в Атлантику, американские противолодоч-ные силы пытаются установить длительное слежение. В неко-торых случаях им это удается. О чем (ко всеобщей нашей досаде) мне уже пару раз весьма убедительно докладывал контр-адмирал Квятковский. Правда, упомянутые эпизоды сле-жения относились к подлодкам проекта 675 — кораблям пер-вого поколения, не имеющим отношения к борьбе флота про-тив берега и прозванным за повышенную шумность «ревущи-ми коровами».
Именно поэтому основной эшелон подводных крейсеров, несущих межконтинентальные ракеты, надежно упрятан в морях, примыкающих к нашему побережью. Здесь легко при-крыть его от возможных ударов подводных лодок и противо-лодочных самолетов противника, которые, конечно же, будут всячески стремиться к нанесению максимального ущерба нашим стратегическим ракетоносцам в безъядерный период войны, до выпуска ими своих ракет. Однако сделать это, нахо-дясь в зоне подавляющего превосходства наших сил, против-нику будет крайне трудно.
Еще более надежно должен быть упрятан и прикрыт (на-пример, подо льдами арктических морей) эшелон ракетных крейсеров резерва Верховного Главнокомандующего. Этот эшелон как раз и предназначен для восполнения потерь мор-ских стратегических ядерных сил в безъядерный период вой-ны, а также для решения других, внезапно возникающих за-дач.
Мы с Коробовым долго рассматривали карты с маршру-тами и районами боевых действий подводных крейсеров раз-личных эшелонов. Комментировали ситуацию, пока наконец не пришли к обоюдному заключению, что маршрутов и рай-онов у нас недостаточно. Необходимо изыскивать новые, не-ожиданные маршруты, осваивать другие, нестандартные рай-оны, где ранее плавать не приходилось. Часть из них, об-разно говоря, следует заложить в неприкосаемый запас, для того чтобы варьировать ситуацию, если «клюнет жареный петух».
Боевые действия вверенной мне группировки будут пред-ставлять собой совокупность согласованных по объектам и времени их поражения ракетно-ядерных ударов подводных крейсеров, наносимых из назначенных районов или с марш-рутов боевого патрулирования в соответствии с решением Верховного Главнокомандующего, по сигналам боевого управ-ления Генштаба. Эти действия характеризуются решитель-ностью целей, глобальным размахом, предельной напряжен-ностью и скоротечностью.
В то же время они требуют заблаговременной подготов-ки, тщательного планирования, всестороннего обеспечения, многовариантных решений на развертывание, переразверты-вание и поддержание группировки в боеготовном состоянии как в мирное время, так и в течение всего периода безъядер-ной войны.
Задачами подобных боевых действий могут быть:
уничтожение пусковых установок с ракетами, ядерных складов и других стратегических средств нападения, разме-щенных в глубине территории противника;
поражение группировок его войск, систем противовоз-душной и противоракетной обороны, центров управления ор-битальными группировками космических аппаратов;
разрушение промышленных и административных цент-ров, портов, аэродромов, плотин, мостов, других транспорт-ных систем, а также объектов государственного и военного управления.
На первый взгляд, такие задачи выглядят всего лишь как перечисление объектов. Однако для того чтобы ювелирным хирургическим ударом уничтожить, к примеру, шахтную пус-ковую ракетную установку противника, нужна совсем иная точность попадания, количество и мощность боеприпасов, вид подрыва, нежели при поражении крупной и рассредоточен-ной группировки войск. Задачи тут совершенно различные. Впрочем, пусть голова болит у специалистов Генерального и Главного штабов, поскольку именно они нацеливают ракеты нашего Северного флота.
Тем не менее группировкой подводных крейсеров на Ат-лантике и в Арктике непосредственно управляю все-таки я — командующий Северным флотом. Именно я обязан устано-вить маршруты, районы и сроки патрулирования, порядок развертывания и наращивания как сил боевой службы, так и группировки в целом. Обязан организовать ее взаимодейст-вие с остальными силами флота, обеспечить всем необходи-мым.
В моем ведении находится решение вопросов своевремен-ной замены ракетоносцев в составе группировки, обеспече-ние их пакетами с боевыми распоряжениями, нужными ком-плектами перфолент и непосредственное управление действи-ями каждого из них. Кроме того, мне надлежит определить состав и способы действий сил непосредственного охранения ракетоносцев, обеспечить их боевую устойчивость, прикрыть от возможных ударов противника действиями своих проти-володочных сил, истребительной авиацией, а также минны-ми рубежами. Я должен заблаговременно организовать унич-тожение вражеских сил противолодочной войны в море и в базах.
И все же главнейшей среди моих обязанностей остается доведение сигналов боевого управления до каждого подводно-го крейсера. Сделать это не так-то просто, но необходимо, причем в кратчайший срок.


Контр-адмирал Федоров делился со мной опытом подлед-ного плавания крейсеров проекта 667бдр в Арктике. Он гово-рил о том, что длительные походы подо льдом, в том числе и к Северному полюсу, стали для ракетоносцев обычным делом. Однако плавать — это одно, а выполнять боевое патрулирова-ние под ледяным панцирем, находясь в соответствующей ра-кетной готовности, — совсем другое дело. Применять ракет-ное оружие из-подо льда мы, дескать, еще и не пробовали. Наверное поэтому мое предложение о том, чтобы уже в теку-щем году организовать исследовательский подледный поход на полную автономность с несением боевой службы в совет-ском, канадском и американском секторах Северного Ледо-витого океана, Юрий Александрович встретил с энтузиаз-мом. Наметили даже подводный крейсер — «К-211» проекта 667бдр, который в сентябре может быть подготовлен к подоб-ному походу. Вот только с каким экипажем пойдет «К-211» — ясности пока не было. Пришлось поручить вице-адмиралу Ма-тушкину, не торопясь, тщательно взвесить обстоятельства, детально проработать и всесторонне обосновать необходимые предложения.
Ну а контр-адмирал Литвинов получил более конкретную задачу: организовать ракетную стрельбу из арктического рай-она с подрывом льда торпедами, всплытием ракетоносца в об-разовавшейся полынье и пуском практических ракет для по-ражения назначенной точки прицеливания на одном из бое-вых полей. Тут же было принято решение готовить к такому мероприятию подводный крейсер «К-92» проекта 667бд с эки-пажем капитана 1-го ранга Виктора Патрушева. Правда, когда я предложил Литвинову в те же сроки стрельнуть еще и от причала в Порчнихе, Иван Никитович начал чесать в затылке, поскольку задача оказалась больно уж неожиданной. Однако Матушкин тут же перехватил инициативу, заявив, что кость-ми ляжет, но с помощью генерала Аниканова подготовит Порчниху, а из контр-адмирала Литвинова выжмет подводный крейсер 667бд, допустим «К-421», с тем чтобы выполнить и эту, очень важную для флотилии стрельбу.
--
В то время, пока я разбирался с ситуацией на Белом море, в губу Оленью после боевой службы возвратился подвод-ный крейсер «К-211» капитана 2-го ранга Александра Берзина. К сожалению, поговорить с командиром мне так и не удалось. Ограничился докладом вице-адмирала Матушкина о том, что впервые в условиях полярной ночи подводный раке-тоносец нес боевую службу в Арктике, находясь в соответ-ствующей готовности к пуску полного боекомплекта своих ракет. За 60 суток похода пройдено 5300 миль. Из них 4400 — подо льдами.
Ледовая обстановка оставалась сложной в течение всего похода. Чистой воды в полыньях или разводьях не наблюда-лось. В советском и американском секторах Арктики средняя толщина льда 3—5, с подсевами до 20 метров. В канадском секторе — сложнее. А хуже всего оказалось в гренландском, где наблюдались будущие айсберги: монолитные ледовые поля толщиной 20—30, с подсевами до 90 метров. Несмотря на это, Берзин ухитрился совершить 14 всплытий в надводное старто-вое положение, каждый раз с проломом льда толщиной около 1 метра.
Погода на поверхности была, как правило, неблагоприят-ной. Сильный ветер, густой снег, непроглядная темень, темпе-ратура воздуха до 37° мороза, ни звезд, ни полярных сияний не видно. В таких условиях после всплытия особую сложность представляла собой очистка ракетной палубы от битого льда, поскольку глыбы его не позволяли открывать крышки шахт.
Очистка производилась личным составом самым варвар-ским способом — с помощью ломов и пешней. Работали по-рою несколько часов. Имели место случаи, когда ломы через шпигаты проваливались под палубу и застревали между лег-ким корпусом и ракетной шахтой, что недопустимо, посколь-ку может привести к срыву ракетной стрельбы. Однако по-пытки сбросить лед другими способами, например с помощью крена, дифферента или продувания надстройки, к успеху не привели.
Тем не менее плановая тренировка по боевому управле-нию, проведенная в канадском секторе Арктики, завершилась успешно. Находясь подо льдом, крейсер принял все учебные сигналы, передаваемые с командного пункта флота, выбрал место для всплытия, проломил лед, очистил ракетную палубу и в назначенное время произвел условный пуск, обозначив его фейерверком сигнальных ракет в честь 65-й годовщины Ок-тябрьской революции.
Ну а в остальном — все в порядке. Корабль повреждений не имеет, механизмы исправны, личный состав здоров. Цель похода достигнута. Бесценный опыт подлежит осмыслению, а подводный крейсер «К-211» — передаче основному экипажу капитана 1-го ранга Льва Захарова.
Окончив доклад, вице-адмирал Матушкин добавил, что так и не смог выдавить из Берзина сколь-нибудь вразумительного описания героизма, проявленного экипажем. Все, гово-рит, делали как положено, в соответствии с требованиями до-брой морской практики. Слава богу, что привели корабль в базу целым и невредимым.
-
Наступил декабрь, принесший с собой полярную ночь, когда обстоятельства службы заставили слетать в Северо-двинск, чтобы подвести итоги и организовать своевременный вывод из замерзающего Белого моря построенных и отремон-тированных подводных лодок. Надо сказать, что командир Беломорской ВМБ контр-адмирал Владимир Мочалов, владея обстановкой, проявил недюжинную оперативность и четко выполнил поставленную задачу. Правда, вместо ушедших ко-раблей я подсунул ему ракетный подводный крейсер страте-гического назначения «К-279» из Гремихи. Этот крейсер, под командованием капитана 1-го ранга Владимира Журавлева, введен в Белое море для несения боевой службы подо льдом в течение всей зимы. В этом замкнутом ледовом пространст-ве, откуда выхода практически нет, с целью освоения новых районов боевого патрулирования «К-279» будет находится полгода — с декабря по май, пока не растает лед.
Вместе с тем через 3 месяца после начала патрулирования Журавлеву приказано взломать лед и всплыть. Тогда к борту «К-279» на ледоколе будет подан второй экипаж капитана 1-го ранга Юрия Голенкова, который и продолжит боевую службу уже до самой весны. Подобный эксперимент проводится на флоте впервые. Управлять действиями подводного крейсера будет командный пункт флота. Организация замены экипажа возложена на вице-адмирала Устьянцева. Тем не менее контр-адмирал Мочалов должен знать о том, что происходит в его оперативной зоне, и держать ухо востро.
-
Апофеозом заключительного этапа учения явились ракет-ные пуски подводных крейсеров, сгладившие все неприятные ощущения. Экипаж капитана 1-го ранга Виктора Патрушева,
патрулируя на борту «К-92» под арктическим льдом, своевре-менно получил сигнал боевого управления, без проволочек по-дорвал ледяной покров четырьмя боевыми торпедами, всплыл в проделанной полынье и осуществил пуск двух практических ракет, которые пришли на боевое поле с минимально-допусти-мыми отклонениями от точки прицеливания.
Молодец Патрушев! Его стрельба явилась не только уни-кальной в масштабе флота, но и не имеющей аналогов в мире. Она положила начало давно ожидаемому переходу от хорошо освоенного плавания подо льдом к реальному применению ра-кетного оружия из арктических районов. Лев Матушкин тор-жествовал. Да и я радовался вместе с ним, поминая добрым словом не только командира ракетоносца, но и контр-адмира-ла Ивана Литвинова, организовавшего эту стрельбу.
Вскоре, пользуясь случаем, я рассмотрел предложения ко-мандующего флотилией о том, какой экипаж целесообразно послать в уникальный, 60-суточный, зимний, ночной, подлед-ный поход на боевое патрулирование по всем секторам Аркти-ческого бассейна на борту подводного крейсера «К-211». Дело в том, что этот новейший корабль проекта 667бдр (из состава дивизии контр-адмирала Юрия Федорова) имеет штатный экипаж капитана 1-го ранга Льва Захарова, скомплектован-ный на Тихоокеанском флоте. В будущем году «К-211» должна перейти Северным путем на Камчатку для постоянного там базирования. Если доверить экипажу Захарова уже в этом году сходить на полную автономность в Арктику, то на следу-ющий год он, дескать, унесет на другой флот уникальный опыт, где таковой, собственно говоря, окажется невостребо-ванным, а это обидно для флотилии.
-
Чуть позже, когда мы уже перелетели в Гремиху, ракет-ный крейсер «К-421» под командованием капитана 1-го ранга Виктора Макарова в назначенный срок выстрелил двумя бал-листическими ракетами по Камчатке, стоя у причала в Порч-нихе. Этот великолепный опыт также завершился полным успехом. Ракеты пришли на боевое поле, а причал остался цел и невредим. Правда, стрелял Макаров с полным боевым расче-том ллчного состава, при введенной главной энергетической установке и при работающем навигационном комплексе, что не характерно для корабля, стоящего в базе.
Зато вице-адмирал Александр Устьянцев, на долю которо-го на. этом учении досталась лишь проверка ракетной готов-ности подводного крейсера, лежащего на грунте, да несколько торпедных контратак против нападающих субмарин «против-никам, божился, что переплюнет конкурента в лице Льва Матушкина. Дядя Саша уверял меня, что ведет серьезную науч-ную работу с красивым названием «Экстерн» и готовит ракет-ный зсрейсер «К-457» с экипажем капитана 1-го ранга Бориса Попова к стрельбе четырьмя баллистическими ракетами и что выполнит он этот залп от причала всего одной боевой сменой с электропитанием от аккумуляторной батареи при выключеннюм навигационном комплексе. Во как!
— Когда переплюнете, тогда и доложите, — заметил я, на что Александр Михайлович, кажется, обиделся.

 
RU Филич #23.06.2003 02:28
+
-
edit
 

Филич

втянувшийся

Если ни чего не измениться до осени, то мы с ним будем на МАКСе.
 

я вот тоже на МАКС собираюсь. может пересечемся?
существуют только два типа кораблей: подводные лодки и их цели
 
+
-
edit
 

ЦИКЛ

втянувшийся

 Удалось выспросить еще пару вопросиков.

 >возможности по обнаружению ПЛ и НК в различных условиях, как то температура, волнение, течение. (что не секретно, конечно)

 Поймите меня правильно, этот капитан 3 р. весьма ехидный человек, при этом мой шеф. Так что я не всегда могу добиваться от него ответа в виде таблицы с цифрами. Делаю что могу :rolleyes:

 Все зависит от конкретной гидролигии - если попал в канал дальнодействия - слышимость больше 200 сотен км, а под носом ничего. И то, например поверхность прослушивается в виде отдельных отрезков вдоль прямой. Апаратура ни их лодке давала только пеленг на цель, все остальное расчитывалось отдельно по методикам и таблицам. Параметры цели выдалаись через десятки секунд.
 Надводные корабли шумят несравнимо больше самых старых лодок. Эсминцы или АУГ ревут на пол океана. Из шумов АУГ однозначно выделяются составляющие самого авианосца. Сам он слышал авианосец только раз за службу на ТОФ. Все же их работа заключалась в избегании контактов, и прохождение иностр. судов ближе нескольких сотен миль было случайным, или составляло ошибку разведсводки (хотя редчайший случай). Например эта, замеченная ауг просто носилась вдоль наших полигонов, без какой то видимой цели. Сводка сообщила что она пройдет в пределах слышимости, но лодку уводить смысла не имеет, так как идти будет на большом ходу => слепая и глухая.
 Про авиацию - контактов ни одного не было, за всю службу. Вообще то, это нам тут (обчитавшимся Кленси и всякими СМИ) кажеться что океан забит американцами как сельдями в бочке, и буквально нашим головы не поднять. Все гораздо проще и серьезнее. Океан велик! Лодку пожно заметить крайне случайно, и эти контакты и являются пищей для домыслов. Например мой шеф, за 12 лет все контакты помнить наизусть, и может сосчитать по пальцам. Вот на тренажерах - там да, постоянно отрабатываюся встречи-уклонения-противодействия. Там просто пир разнузданной фантазии. В море все иначе.
 Итак - самолеты с лодки неопределяются, вертолеты тоже. Только если выпускают ГАС, или буи.
При этом (что примечательно) на лодке не могут отличить работу чужих станций, от работы своих кораблей. Все составляющие похожи в деталях. Опознание базируется только на разведсводках и оповещениях по ЗПС. Хотя это вроде как странно - шумы однозначно определяют любого корабля, а работа ГАС нет.
 В море , американцы ведут себя самым наглым образом, постоянно пася наши полигоны, часто во время стрельб. Правда как оказалось наши - ничем не отличаются от них. Лодки ходят точно так же, в том числе заходя в ихние базы. На флоте совершенно не являются тайной фотоснимки этих баз снятых с расстояния в сотни метры через перископ. Все лодочники их видели (сам он их видел ессно).

 Прохождение ПЛ-рубежей - все спят. И только кок гремит ножами готовя пищу. Но действует приказ - не хлопать дверями и не включать громко магнитофоны.

 Бон - портовое загражение ;) Боны - чеки, экввивалент инвалютных рублей. Отоваривались в магазинах типа Березки. Примерно равны десяти рублям. Джинсы стоили 7 бон. Про ограничение автономки в 80 дней, я слышал не только от него. С 81го начинает действовать другой коэффициент, планами боевой службы (и финчастью флота) не предусмотренный. Видимо для нищего флота это весомый аргумент. На технику денег хватает - на зарплату нет.

 Про готовность - была фраза именно о секундной готовности. Но не вплне ясно к чему, видимо к началу плоготовки запуска. Немного разниться описание пуска и воздействие пуска на лодку. Легких толчков не было. Были глубокие проседания всем корпусом. Короче лодка раскачивается в вертикальной плоскости. Всем боезапасом ракет не стреляли никогда, всегда одной- двумя. Весь коплект был выпущен только однажды за историю флота в 95м году. Не ихней лодкой.

 
...Лучше конечно пять звездочек!  
+
-
edit
 

Santey

опытный

А что он говорит о шумности советских ПЛ по сравнению с американскими?
 
+
-
edit
 

ЦИКЛ

втянувшийся

Его БДР значительно более шумная чем ЛА. Амер-их стратегов он не слышал. Многоцелевые Барсы и проч. точно такие же как ЛА. Обнаруживаются практически в тех же условиях.
 
 Фоновый шум моря - 51 децибел. БДР много шумнее, Барс немного тише фона.
Вообще то он и циферки сказал, но я не уверен что видел их до того в открытых источниках ;)
...Лучше конечно пять звездочек!  

Nil

новичок
To ЦИКЛ

Хотелось бы узнать про тренажеры для подводников, главным образом не по акустическим, а по маневренным. Принцип, устройство по возможности.
 
RU Филич #11.07.2003 18:02
+
-
edit
 

Филич

втянувшийся

ЦИКЛ
спасибо!
существуют только два типа кораблей: подводные лодки и их цели
 
+
-
edit
 

ЦИКЛ

втянувшийся

> Хотелось бы узнать про тренажеры для подводников, главным образом не по акустическим, а по маневренным. Принцип, устройство по возможности

 прошу прощения за задержку - только что вернулись из командировки(в Новосибирск). Было немного не до вопросов.
 Тренажер представлял собой помещения практически всей лодки. Ну с акустиками вроде бы интуитивно ясно - мониторы-аналоги морских станций. На них подаются аккустич. картинки внешней среды. Есно в зависимости от условного положения и скорости лодки. А вот центральный пост был сложнее остальных за счет гидроподвеса. То есть это тренажер сродни самолетному (но много больший) на котором моделируются крены и некоторые ускорения.
К сожалению под какой операционкой( в начале 90х) это делалось я не выяснил, но когда предположил вслух, что машина была какаянить ЕС-1046 - был обсмеян. Весь тренажер работал спод персоналок.

 2Филич - пожалуйста. Если все же доберемся до МАКСа - то буду рад познакомить. Кстати я ошибся сказав что служил он на обоих - на ТОФе он учился. А все время провел на СФ (на К-424).
...Лучше конечно пять звездочек!  
RU Филич #18.07.2003 00:14
+
-
edit
 

Филич

втянувшийся

ЦИКЛ
насчет МАКСа, ближе к делу - спишемся
существуют только два типа кораблей: подводные лодки и их цели
 
+
-
edit
 

ЦИКЛ

втянувшийся

Позволю себе ещё раз напомнить о себе.
 Как оказалось я работаю с интересными людьми. В частности мой шеф Валерий. Но оказалось что наш с ним общий босс - тоже из этих... И при ближайшем рассмотрении всё начальство нашей компании - бывшие подводники. Короче - во попал.
 Пользуясь случаем, я напал на одного из них, и пока ехали в машине - задал пару вопросов и ему.

Вдруг кого то заинтересует мнение ещё одного акустика с лодок типа Барс...
 Итак. Служил он на Камчатке, ушел в 92м году. Очень далеко от баз не ходил. Хотя выходы - те же самые 72-78 суток. Не считая межпоходовых учений на две недели, со стрельбами и сдачей задач.
 Во первых - качество использования лодок определяется воззрениями берегового командования. У которого свои (понятные только им лично) представления о море и политике. Многие из принимающих решения - никогда не были в море, поэтому принимают часто изрядно парадоксальные решения. Напрример были случаи фактически прямого указания - игнорировать амер-кие лодки. Или (что значительно чаще) неадекватная реакция на донесения с лодок. И очень часто (если не каждый раз) подводники винованы в любой ситуации. Например получил акустик сигнал, и командир оповестил оперативного дежурного об этом. И на этом -хана командиру с акустиком. Поскольку береговые умы видят всё сильно иначе. И по шапке надают в любом случае - или рано передал, с достоверностью не 100процентной, или оповестил поздно. Параметры передал не так как ждали. Или вообще командующий не в духе, и докладывать ему боятся, а сами решение принять - трусят. И начинается е...ля крайнего. Угадайте кого?
 Хотя есть подлинные энтузиасты своего дела - которые невзирая на берег делают своё дело ( бывает и назло берегу) и обнаруживают, и следят и докладают. Но это чревато ссорой с начальством. Хотя бывает что подводники пересиливают берег. Один такой,например - теперь командир "батона". (кстати сами лодошники обычно называют эти лодки Гранитами), но и на другие названия реагируют и не обижаются.
 
 О самой лодке: Первое и главное - У Филича правильная подпись!
 На самом деле хозяин моря многоцелевая лодка. Ни в коем случае ни надводные корабли сколь угодно большого размера.
 Если коротко (чтоб не набивать пяток вордовских страниц) с поверхности лодку поймать практически невозможно. Авиация вообще в расчёт не принимается. Не то чтоб совсем, а так- с интересом, но без уважения или опаски.
Единственный стОящий противник - ПЛ. Некоторый парадокс - если стоит задача спрятаться - тебя никто не найдёт. Если задача на активный поиск - такой же опасности подвергаешся сам. Причем технические параметры оборудования особой роли не играют. Возможности современных Скат-2 и 3 и так ограничены только физическими принципами и гидрологией. Главное - это тактика и практика(сноровка).
 
Как пишут в книжках - провалильтся на глубину, стать чёрной дырой, исчезнуть с экранов - такого нет в принципе.
Если тебя ухватили эхолокацией - или терпи, или активно уклоняйся. Просто замереть лёжа на грунте - лет 50 как старо. Применяют ловушки, симуляторы эхо-ловушки и что интересно - активные акустические помехи. Все эти вещи применимы в разных условият и очень сложны по методике. Я немного попытался вникнуть - но набивать это всё, очень долго. Во многом похоже на привычную (на Базе) РЭБ. Принципиально - алгоритмы очень похожи.
 Но есть водяные нюансы - например можно отгородиться звуконепроницаемой стеной. Фактически это самоходный аппарат сыпящий в воду шашки (вроде карбидных) которые опускаясь дают кипящую стену.
Ессно - на стометровой лодке (среди тысяч тонн) такого может быть много запасено. Все ловушки вечной гарантии не дают, но время реакции противника - начинает расти. В трёхмерном пространстве этого достаточно для ухода.
 
 По поводу шумности и контактов с американцами - было сказано - Много раз. Чаще конечно обнаруживали ЛА. Просто они активнее ходят в океане. Ихние стратеги - малоподвижные и шумные. Далеко не невидимки. Но дело в том, что подойдя близко с ам.ПЛАРБ сам рискуешь быть обнаруженным ейным охранением. Ессно что оно (охранение) пристально следит именно за этим участком моря. Как то раз говорил, но повторюсь - никто не пытается тотально контролировать весь ОКЕАН. Принципиально невозможно. Только операционные зоны.
 Даже лодка (мноцелевая) не в состоянии контролировать сферу. Диаграммы слышимости весьма причудливы и полностью зависят от местной гидрологии. Для каждого места передаётся (берегом) гидрологический прогноз, такой как и метео. только более сложный.
 Как говорил первый рассказчик (и второй тоже) - эхолокацией лодки не пользуются. Только перед всплытием, за миг до стрельбы и подо льдом. Задействовать локатор=обнаружить себя с высокой вероятностью. Поэтому лодки ходят с невысокой скоростью (практически не выше 15 узлов) и на "мягких лапах". Могут висеть в звукопроводном канале практич. без хода. Или могут нагло, как танк примчаться в район и начать манёвр уклонения и обнаружения уже оттуда, но такое крайне редко.
 Конечно действия лодки зависят от подготовки экипажа. И тут она разная. К сожалению, мой знакомый оценил её в целом невысоко. Система не позволяла держать высокую планку. И на сдаче задач могли поставить уд. И этот спец так же шёл в море, как и отличник на другом корабле. Но результаты автономки конечно были разные. Один мог находиться в районе никого не заметив, и возможно пять раз подставившись, и отчитаться о спокойном плавании. А отличники привезут сотни контактов и исчерпывающую картину района - за что и будут впоследствии вздрючены и измотаны. Короче , всё как везде - наваливают на самого работящего.
 В техническом плане - ПЛА наиболее совершенные средства слежения за морем. Они превосходят по энергетике надводные противолодочные корабли, хотя уступают по размерам места для ГАС и антенн. И конечно инициатива всегда на стороне ПЛА.
 Например почти вся носовая часть Барсов занята станцией и антеной. При спользовании системы шумопеленгации по НЧ-тракту - роль играет иммено размер антены. Кстати, не хотел бы навязывать знатокам из соседних топиков про противостояние с флотом и ауг нато чужую мысль (все же сами себе специалисты) - но вот этот самый НЧ-тракт позволяет достоверно обнаружить цель типа крупный корапь (а тем паче ауг) с расстояния более 400 миль.
Каковое расстояние вполне сопоставимо с дальностью Гранита. (Дальше объяснить, или намёк понят? )
 Кстати -корабль даже без хода и излучения, достаточно обыденно идентифицируется просто по состовляющим килевой и бортовой качки. Понятно что надводникам только и остаётся что носиться по морю не останавливаясь и светя во все стороны эхолокатором. Ну что это значит для него лично - знают все кто знаком с автоантирадаром (вообще то детектором правильнее) - видно корабль сильно-сильно издалека.
 При волнении -ситуация сложнее. С одной стороны меняется гидрология, с другой корабль начинает шуметь сильнее по есстественным причинам. Плюс усиливается качка которая начинает мешать (вполоть до полной невозможности) использоваться подводную локацию.
 
Общее моё впечатление от противостояния ПЛО-ПЛА - всё равно всё сведётся к встрече прямоходной торпеды с глубинной бомбой.
Очень напоминает средневековую "божью милость". Когда битва закованных в броню рыцарей могла быть решена только ударом тонкого и длинного кинжала. И то, только когда один противник выматывался первым (он и умирал).
Но шансы ПЛА - выше, и значительно. Пройти внутрь ордера АУГ (не с флагами и дудками конечно) и дать торпедный залп - рядовая задача. Не рутинная конечно, но более чем по плечу. Причём вовсе не обязательно палить торпедой со спецБЧ с полсотни км, вполне возможно с нескольких кабельтовых обычными. Конечно же лодка не станет тридцатиузловым ходом догонять эскадру. Достаточно оказаться у неё на пути, или в пределах досягаемости ракет и торпед. А там - кто первым начнёт...
 
Наверное пока всё. Может быть ещё что то вспомню, или попытаюсь разузнать у первоисточников. Лучше если будут наводящие вопросы.

 К моему сожалению все эти бывш. подводники-однокашники неодинаково доступны мне. Например тот самый непоседливый капитан батона, бывает в Москве крайне редко и видимо встреча возможна только случайно. Хотя крайне жаль - уверен что он мог бы поделиться многим. (из незагрифованного).

P.S. Не на тренажёре, а просто на берегу всё же работала ЕС-1055. Я таки был почти прав.
...Лучше конечно пять звездочек!  
RU Филич #14.08.2003 03:17
+
-
edit
 

Филич

втянувшийся

интересный рассказ.

кстати, свою подпись я нашел на сайте, посвященном подплаву "невероятных друзей" там она звучала вроде как : There are only two types of ships: submarines and them targets
существуют только два типа кораблей: подводные лодки и их цели
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru