Мобильные ПУ-продолжение..

Теги:армия
 
MD Serg Ivanov #16.07.2008 10:51
+
-
edit
 

Serg Ivanov

аксакал
★☆
.6.4 Создание подвижных стартов БР

Наряду с МБР наземного базирования, размещаемыми в стационарных ШПУ, проводились работы по созданию других типов стартов, обладавших повышенной живучестью.
Основным шагом в этом направлении было создание подвижных стартов подводного базирования, расположенных на подводных лодках, - комплексов БРПЛ. Оснащение подводных лодок БР, с одной стороны, позволило сохранить боевые возможности МБР для межконтинентального поражения целей, с другой - создало серьезные проблемы для возможности нанесения эффективного упреждающего удара стороной, в меньшей степени, контролирующей морское пространство. При этом часть потенциальных целей для превентивного удара противника снималась с собственной территории государства и переносилась в океан. Хотя всегда существовала опасность уничтожения значительной части подводных лодок с БР на безъядерной стадии широкомасштабного конфликта, тем не менее, такое направление развития стратегических вооружений было логически последовательным для США в силу общего технологического преимущества, больших возможностей контроля за мировым океаном и общих военно-технологических преимуществ ВМС и ВВС, меньшей емкости территории для разворачивания комплексов наземных МБР.
На первых стадиях развития комплексов БРПЛ они, по-видимому, рассматривались исключительно как средство ответного удара, что определялось относительно низкой точностью боевых блоков. Применение РГЧ для оснащения БРПЛ, по-видимому, предполагало необходимость поражения требуемого числа целей в ответном ударе при относительной ограниченности общего объема этого вида вооружений.
Впоследствии совершенствование комплексов БРПЛ (в основном за счет повышения точности РГЧ и увеличения полезной нагрузки), прежде всего создание США системы "Трайдент-И", сделало в принципе возможным использование БРПЛ как оружия первого удара для поражения ШПУ МБР.
Отметим, что существенная роль БРПЛ в структурах ядерных вооружений обоих стран стимулировала работы по созданию систем противолодочной обороны и боевому оснащению их компонентов.
Другим направлением создания подвижных МБР была разработка наземных мобильных комплексов МБР железнодорожного и автомобильного базирования. В СССР была разработана современная ракетная система SS-24, которая к 1990 году включала в себя 33 МБР железнодорожного базирования с 330 боезарядами. Эта МБР имела также модификацию в стационарных ШПУ.
В США разрабатывался вариант мобильного железнодорожного базирования для МБР MX, который, однако, не был развернут.
Другим современным видом подвижных МБР является ракетная система SS-25, которая к 1990 году включала в себя 288 МБР автомобильного базирования, оснащенных моноблочной головной частью. На некоторых этапах развития стратегических ядерных сил рассматривались возможности разработок подвижных стартов БР других типов, например воздушного или космического базирования, однако практические работы в этих направлениях были закрыты Договором об ограничении СНВ. Вряд ли СССР был заинтересован в создании системы МБР воздушного базирования. В то же время создание систем космических стартов придало бы новую специфику военно-стратегическому противостоянию двух сверхдержав с трудно предсказуемым изменением баланса сил, хотя в долгосрочном плане этот вид вооружений был, по-видимому, более выгоден для США. http://www.iss.niiit.ru/sssr3/1_6.htm
 

ttt

аксакал

Так где бы почитать про выбивные пробки ШПУ по 500 м

Заинтересовали и бросили...
http://tl2002.livejournal.com/  
+
-
edit
 

Serg Ivanov

аксакал
★☆
ttt> Так где бы почитать про выбивные пробки ШПУ по 500 м
ttt> Заинтересовали и бросили...
А про метро не хотите? МХ должна была ездить в неглубоком длинном тоннеле по замкнутому маршруту, спереди и сзади поезда пробки от ударной волны. Пуск возможен из любого места тоннеля после вскрытия верха тоннеля и обваловки.
А ШПУ глубиной 500м еще назывались проект Вулкан. В конце 60-х до МХ. Рассчитывались на прямое попадание ЯЗ. Умерли неродившись поскольку появились РГЧ и противник мог послать несколько ЯЗ в одну точку с небольшим временным интервалом. 10 ББ по 500кт от Воеводы друг за другом- никакой вулкан не выдержит.
 
DE Бяка #19.07.2008 16:44  @Serg Ivanov#16.07.2008 11:37
+
-
edit
 

Бяка

имитатор знатока
★☆
S.I.> А про метро не хотите? МХ должна была ездить в неглубоком длинном тоннеле по замкнутому маршруту, спереди и сзади поезда пробки от ударной волны. Пуск возможен из любого места тоннеля после вскрытия верха тоннеля и обваловки.
На сколько я помню, о глубине тоннеля ничего не писали. Писали о том, что это должен быть подземный тоннель, оснащённый 20-ю пусковыми шахтами ( судя по всему, так у нас назвали пусковые ангары с открывающимся верхом или торцом).
 
RU flogger11 #19.07.2008 18:38  @Бяка#19.07.2008 16:44
+
-
edit
 

flogger11

втянувшийся

Бяка> На сколько я помню, о глубине тоннеля ничего не писали. Писали о том, что это должен быть подземный тоннель, оснащённый 20-ю пусковыми шахтами ( судя по всему, так у нас назвали пусковые ангары с открывающимся верхом или торцом).
Вот-вот,я то-же удивился-что это за пуск из "любого места тоннеля"?
 
MD Serg Ivanov #20.07.2008 13:34
+
-
edit
 

Serg Ivanov

аксакал
★☆
Было рассмотрено более 30 вариантов базирования МХ. Я описал один из них. Пороховой толкатель поднимал контейнер с МХ вместе с крышей тоннеля в любом месте. По сравнению с выдуванием 500м пробок - мелочи жизни.. ;-)
 
MD Serg Ivanov #20.07.2008 13:56
+
-
edit
 

Serg Ivanov

аксакал
★☆
Еще один вариант мобильности-
«ПРОЕКТ «СКОРПИОН» – ЗАМАСКИРОВАННЫЕ НАДВОДНЫЕ РАКЕТОНОСЦЫ
Вначале было НАТО-Постройка этих кораблей должна была финансироваться США, Великобританией, ФРГ, Италией, Голландией, Бельгией, Турцией и Грецией, а их экипажи предполагалось формировать из представителей восьми перечисленных стран – членов НАТО. Программу планировалось реализовать в течение десяти лет, причем считалось, что головной корабль может вступить в строй через 3,5 года после выдачи заказа на его постройку, которую предполагалось осуществить в ФРГ и других странах НАТО.
Корабли-ракетоносцы предлагалось создавать на базе быстроходных (20 уз.) американских транспортов типа «Mariner», имевших водоизмещение около 18 тыс. т. По своему внешнему виду они не должны были отличаться от обычных коммерческих судов. Западные военные специалисты полагали, что подобные ракетоносцы, находящиеся на боевом патрулировании в зонах интенсивного судоходства (восточная Атлантика, Средиземное море), будут обладать достаточной скрытностью, так как их обнаружение и распознавание среди почти трех тысяч других судов, ежедневно находящихся в тех же районах, станет для вероятного противника трудноразрешимой задачей.
Наша пропаганда немедленно объявила такие корабли «пиратскими», хотя иностранная пресса сообщала, что они будут нести специальный военно-морской флаг МЯС НАТО.
Наряду с созданием атомных подводных ракетоносцев и наземных комплексов межконтинентальных БР в начале 1960-х гг. научно-исследовательскими организациями промышленности (НИИ-88 Госкомитета общего машиностроения и ЦНИИ-45 Госкомитета по судостроению)* [* – Впоследствии – ЦНИИ машиностроения Минобщемаша и ЦНИИ им. акад. А.Н.Крылова МСП] проводились поисковые исследования и других путей скорейшего наращивания ракетно-ядерного потенциала за счет создания нетрадиционных систем базирования МБР, обладающих более высокой скрытностью от обнаружения противником, а следовательно – и большей боевой устойчивостью, чем обычные МБР наземного базирования. При этом основным объектом исследований явились МБР типа УР-100 (разработчик – ОКБ-52, главный конструктор – В.Н.Челомей) как наименьшие по своим массо-габаритным характеристикам среди всех разрабатывавшихся в то время сухопутных МБР и опережающие по срокам разработки морские БР Р-29 комплекса Д-9 (СКБ-385, главный конструктор – В.П.Макеев), также имевших межконтинентальную дальность (до 9000 км).
Как развитие этих исследований в 1964 г. в ЦКБ-18 под руководством главного конструктора С.Н.Ковалева были выполнены предэскизные проекты под номерами 602 и 602А: размещение МБР УР-100М (комплекс Д-8) на погружающейся пусковой установке в виде вертикального цилиндра с расположенными вокруг него восемью стартовыми шахтами, а также на дизель-электрической ПЛ (тоже с восемью шахтами). Первые из них предназначались для размещения во внутренних водных бассейнах и в прибрежных морях, а вторые – только в последних. Дальнейшего развития эти работы не получили.
В упомянутых исследованиях рассматривались и варианты размещения МБР УР-100М, а также комплекса Д-9 на надводных носителях, дислоцирующихся не только на открытых морях, но и на внутренних водных путях и водоемах. Поскольку основным фактором, обуславливающим повышение боевой устойчивости надводных кораблей с МБР по сравнению с сухопутными стартами, считалась сложность их распознавания из космоса, предпочтение отдали вариантам, имитирующим обычные плавсредства гражданского назначения.
Единственным существенным и неоспоримым преимуществом надводного ракетоносца перед подводным считалось более надежная система командной радиосвязи, что обеспечивало ему практически столь же высокую готовность к пуску ракет, что и у МБР наземного базирования. Кроме того предполагалось, что надводные ракетоносцы, в отличие от подводных, смогут строиться практически на любом из судостроительных заводов страны, в связи с чем их постройка в дополнение к ракетным ПЛ обеспечит быстрейшее наращивание ракетно-ядерного потенциала, размещаемого на подвижных носителях.
В 1963 г. по указанию председателя ГКС Б.Е.Бутомы к работам по надводным ракетоносцам привлекли ЦКБ-17, которое в то время возглавлял Б.Г.Чиликин. Фактическим руководителем этих работ в бюро стал Б.В.Шмелев.
Анализ возможных районов использования надводных ракетоносцев, замаскированных под гражданские суда, показал, что наиболее пригодными для этой цели являются акватории, прилегающие к нашей территории на северо-западе и северо-востоке (Баренцево, Белое и Охотское моря), патрулируя в которых, корабли с БР межконтинентальной дальности могут держать под прицелом объекты на большей части (около 90%) территории США. Поскольку в этих акваториях постоянно находилось около пятисот плавсредств различного назначения, выявление из них носителей БР, действующих под военно-морским флагом, но идентичных по своему внешнему виду наиболее характерным для данных районов гражданским судам, представлялось для вероятного противника достаточно сложной задачей. Поэтому наиболее предпочтительным явился вариант создания таких кораблей на базе транспортных судов ледового плавания пр.550 (типа «Амгуэма»), серийно строившихся в то время в Комсомольске-на-Амуре и в Херсоне.
Эти суда дедвейтом 8700 т имели ледокольную форму корпуса, гребной винт со съемными лопастями и дизель-электрическую энергетическую установку, что позволяло им самостоятельно работать на трассе Северного морского пути.
Первоначально в качестве основного рассматривался вариант размещения на корабле ракет УР-100М комплекса Д-8. Однако, несмотря на яростное сопротивление В.Н.Челомея, наиболее пригодными для использования с надводных кораблей были признаны ракеты Р-29 комплекса Д-9. Хотя они и отставали по срокам завершения разработки от УР-100, но зато имели полностью автономную систему управления, тогда как УР-100 наводились на активном участке с помощью радиокоррекции и поэтому могли использоваться только из районов, оснащенных наземными пунктами радиоуправления (РУП). Это ставило эффективность такой системы в зависимость от надежности и живучести РУП и могло облегчить противнику идентификацию надводного ракетоносца по факту нахождения его в зоне, обслуживаемой РУП. Кроме того, ракета Р-29 была легче УР-100 (37 т против 44 т) и имела существенно меньшие габариты (длина пусковой шахты – 14 м, диаметр – 2,1 м против, соответственно. 20,5 и 2,8 м), что облегчало ее размещение и маскировку на кораблях.
В соответствии с ТТЗ на корабле должен был устанавливаться комплекс ракетного оружия (РО) Д-9, обеспечивающий запуск БР Р-29 из географических районов 35-75 град. СШ, при температуре воздуха от -30 до +50 град.С, скорости ветра до 25 м/с, бортовой качке с амплитудой до 10 град, и килевой – до 4 град.
В комплекс входили следующие основные элементы:
– восемь БР Р-29, хранящиеся полностью снаряженными и заправленными компонентами топлива в унифицированных с ПЛ пр.701 и пр.667-Б вертикальных шахтах на пусковых установках 4С-75 (предусматривалась возможность нахождения БР на корабле в течение шести месяцев) и пятиминутной готовности к старту (погрузка БР на корабль обеспечивалась базовыми средствами);
• испытательно-пусковое электрооборудование системы управления РО;
• система документирования;
• система телеметрического контроля;
• система оптико-электронного контроля привязки ракетного и навигационного комплексов к базовым плоскостям корабля.
Для обеспечения работы комплекса РО на корабле предусматривались: навигационный комплекс, способный определять место корабля с точностью до 3 км и направление с точностью 0,5 град.; корабельный вычислительный комплекс; система единого времени.
Комплекс РО обслуживался рядом специальных корабельных систем, в том числе: системой вентиляции и обеспечения микроклимата в пусковых шахтах; системой охлаждения приборных отсеков БР; системой контроля концентрации паров компонентов топлива в шахтах; системой аварийного слива окислителя из баков БР за борт и горючего в шахту; системой нейтрализации остатков компонентов топлива в шахтах и др.
Для автоматизированного приема от береговых ФКП сигнала об объявлении боевой готовности № 1, команда использование РО и на снятие блокировки несанкционированного старта ракет, передачи подтверждения о получении команд и их исполнении предусматривалась система командной радиосвязи с двух-трехкратным резервированием аппаратуры, обеспечивающая круглосуточный прием сигналов в виде цифрового кода с высокой степенью достоверности и надежности (0.99) при одновременно действующих двух средневолновых и трех коротковолновых каналах.
Помимо этого для приема приказаний, донесений, информации об обстановке, а также для поддержания двухсторонней связи с береговыми КП, взаимодействующими кораблями и авиацией, корабль оснащался двумя комплектами радиопередатчиков и четырьмя – радиоприемников, тремя радиостанциями, а также специальной аппаратурой.
Радиолокационные средства включали две навигационных РЛС «Волга» и систему госопознавания «Хром-КМ». Предусматривалась также инфракрасная аппаратура обеспечения совместного плавания «Огонь-50».
Никаких средств самообороны на корабле не предусматривалось.
Защита корабля принималась в объеме проекта мобилизационного оборудования судов пр.550 и включала помимо обычных мероприятий противоатомной защиты только размагничивающее устройство, а также ЦКБ-17 рекомендовало вести дальнейшее проектирование кораблей «Скорпион» по обоим вариантам, полагая, что создание надводных ракетоносцев в двух модификациях затруднило бы вероятному противнику их обнаружение и распознавание среди десятков других кораблей и судов, постоянно находящихся в Баренцевом и Охотском морях.
ЦНИИ-45 в своем заключении по пр.909 и 1111, представленном руководству МСП в сентябре 1965 г., отметил, что создание в дополнение к атомным подводным ракетоносцам некоторого количества надводных носителей ракетных комплексов Д-9 может быть оправдано следующим:
• путем постройки таких кораблей будет наращиваться число стратегических БР, размещаемых на подвижных носителях, без ущерба для программы строительства атомных ПЛ других назначений и при минимальных затратах;
• наличие в составе нашего флота не только подводных, но и надводных носителей БР стратегического назначения вынудит вероятных противников привлекать для слежения за этими кораблями еще в мирное время дополнительные силы и средства, отвлекая их тем самым от решения других задач.
Далее в заключении говорилось, что постройка кораблей «Скорпион» по обоим вариантам может быть оправдана лишь при условии, что это приведет к существенному повышению боевой устойчивости системы надводных ракетоносцев в целом за счет затруднительности их распознавания среди других гражданских и военных кораблей и судов. Однако замаскированные под гидрографические суда корабли пр.1111 будут иметь малое количество себе подобных, смогут легко идентифицироваться, поэтому их создание наряду с кораблями пр.909 не приведет к заметному повышению боевой устойчивости системы. Между тем, корабли пр.909 имеют перед кораблями пр.1111 следующие преимущества:
• более высокую скрытность, поскольку суда, близкие к ним по силуэту, имеются на северном и дальневосточном морских театрах в большом количестве, тогда как специально построенные гидрографические суда, сходные с пр.1111, в СССР отсутствуют;
• повышенную не менее чем в 1,2 раза готовность к немедленному использованию оружия вследствие более высоких значений коэффициента оперативной напряженности (КОН) и «коэффициента погоды» (повторяемости волнения, при котором возможен старт ракет по условиям качки).
В то же время по величине общих затрат на постройку и эксплуатацию корабля (с учетом стоимости БР, затрат на снабжение топливом в море с танкеров и т.п.), отнесенных к количеству реальных стартов БР (произведению количества ракет на КОН и «коэффициент погоды») оба корабля будут практически равноценными. Поэтому дальнейшую разработку корабля «Скорпион» ЦНИИ-45 рекомендовал вести по пр.909 на базе освоенного заводом №199 судна пр.550.
Пр.909 и 1111 не проходили обычной процедуры рассмотрения и утверждения в МСП и центральном аппарате ВМФ. Осенью 1965 г. стало ясно, что намечавшаяся программа строительства надводных ракетоносцев для МЯС НАТО реализоваться не будет, в связи с чем дальнейшие работы по проекту «Скорпион» не проводились.
Прикреплённые файлы:
 
 
Это сообщение редактировалось 20.07.2008 в 14:14
MD Serg Ivanov #20.07.2008 14:19
+
-
edit
 

Serg Ivanov

аксакал
★☆
К вышеизложенному можно добавить, что корабли проекта 1111, в отличие от 909, не бросались бы в глаза вблизи побережья США...
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru