Поход ТАКР "Николай Кузнецов"

Теги:флот
 

Shat

новичок
Всем привет.
Вроде ходил ТАКР Кузя из Мурманска в Чёрное море когда-то, и вроде там всякие весёлые штуки были, пролёт ниже уровня палубы, пролёт между двумя кораблями, когда любопытных буржуинов отгоняли. Говорят, что амы офигели, когда катапульту на Кузе не нашли ...
Кто знает где про этот поход почитать, посмотреть?
Спасибо, пока.
 
+
-
edit
 

Luchnik

аксакал
★☆
"Кузя" ИЗ Мурманска В ЧМ не ходил. Никогда. Наоборот было.
 

Shat

новичок
Ну ладно, из ЧМ В Мурманск:) Кто-то знает где про этот поход почитать?
 

gals

опытный

"Кузнецов" ходил - перегонялся из Черного моря в Баренцево, а потом был поход в Средиземное море.
 
Вс
ем привет.
Вроде ходил ТАКР Кузя из Мурманска в Чёрное море когда-то, и вроде там всякие весёлые штуки были, пролёт ниже уровня палубы, пролёт между двумя кораблями, когда любопытных буржуинов отгоняли. Говорят, что амы офигели, когда катапульту на Кузе не нашли ...
Кто знает где про этот поход почитать, посмотреть?
Спасибо, пока.
 


По воспоминанием (поход в Средиземное море) капитана судна, это был не поход, а тихий ужас. В одном из случаев, его чуть не выкинуло на берег, в одном из заграничных портов. Это когда почти все котлы умерли( остался один).
 
+
-
edit
 

Vasiliy

опытный

KILLO> По воспоминанием (поход в Средиземное море) капитана судна, это был не поход, а тихий ужас. В одном из случаев, его чуть не выкинуло на берег, в одном из заграничных портов. Это когда почти все котлы умерли( остался один).

Ну не все хорошо было, но зачем же судном то обзывать.
 
UA IGOR_MORE #29.03.2005 02:39
+
-
edit
 

IGOR_MORE

аксакал

Ребята, давайте всё своими словами обзывать.
Какую вы хотите информацию подчерпать?
Если сенсацию, по поводу пролета самолетов ниже уровня главной палубы авианесущего крейсера, то это одно, если информацию о переходе крейсера на Север - это другое.
Американцев по по поводу отсутствия катапульт мы ничем не удивили - они и до этого прекрасно знали, что наш "авианосец" числится таковым только на бумаге, и судя по нашим же новостям, лишь возит изредка пару самолетов на своем борту.
 

Shat

новичок
вообще интересует как наши там с фигурами высшего выпендрёжа выделывали -
пролёты на малой высоте,
проходы между двумя кораблями и т.п.
 
RU Алексей #29.03.2005 17:29  @Vasiliy#29.03.2005 01:54
+
-
edit
 

Алексей

опытный

Vasiliy> Ну не все хорошо было, но зачем же судном то обзывать. [»]
А командира капитаном

 

borpal

новичок

gals> "Кузнецов" ходил - перегонялся из Черного моря в Баренцево, а потом был поход в Средиземное море.

Воспоминания В.С.Ярыгина о переводе в 1991 г. ныне единственного нашего авианосца с Черномо¬рского на Северный флот.

Тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов» проекта 1143.5 (типа «Рига») был заложен на Черноморском судостроительном заводе в г. Николаеве (ныне Украина) 1.09.1982 г., спущен на воду в декабре 1985 г., передан ВМФ СССР в декабре 1990 г., а 20.01.1991 г. на нем был поднят Военно-морской флаг. Водоизмещение корабля 55 тыс. т, длина 304 м, ширина 72 м, осадка 10 м, скорость 30 уз¬лов, экипаж 1960 человек. На нем могут базироваться 36 самолетов и 14 вертолетов, имеется ракет¬ное и артиллерийское вооруже¬ние. Первую посадку самолета на палубу авианосца и взлет совер¬шил на Су-27К Герой Советского Союза летчик В.Г.Пугачев, за ним на МиГ-29К — Герой Советского Союза летчик Т.О.Аубакиров, затем на Су-25 УТГ летчики-испыта¬тели И.В.Водинцев и А.В.Крутов.
В течение 1990—1991 гг. ко¬рабль проходил ходовые испытания, на его борту побывал ряд руководящих лиц, в том числе Ми¬нистр обороны Маршал Советского Союза Д.Т.Язов. Однако ко¬рабль пока, как боевая единица флота, ничего из себя не предс¬тавлял. Он не имел ракетного вооружения, боеприпасов, запасов продовольствия. Иными словами, случись что, корабль не мог себя защитить, что с учетом начавше¬гося развала Советского Союза приводило к тревожным мыслям. Я долго не мог уснуть вечерами: все думал, как поступить, если ситуация начнет осложняться. А что начнет — сомнений уже не оставалось. Изменилось отношение к нашим семьям, проживавшим в Николаеве, к экипажу, была по¬пытка вмешаться в мои действия как командира ТАВКР со стороны представителей завода. Я не исключал и того, что могут быть по¬пытки вывести из строя те или иные механизмы на корабле. Так что мысли мои были совсем невеселые, тем более что поделиться ими с кем-то я опасался, а говорить об этом открытым текстом по связи и вообще было нельзя. День за днем — и во мне стала созре¬вать уверенность, что последует команда о переводе корабля на Северный флот. Но для этого на корабле надо было сделать планово-предупредительный осмотр (ППО) и планово-предупредитель¬ный ремонт (ППР), против чего возражали на Черноморском су¬достроительном заводе. Однако в необходимости проведения ППО и ППР мы сумели убедить и флотс¬кое руководство, и руководство ЧСЗ, и корабль встал на якорь для проведения этих работ, а также для приема на борт оружия, боеприпасов, продовольствия.
Работы по ППО, ППР и попол¬нению запасов велись круглосуточно. Сложно было совмещать одновременно приемку баржи с продовольствием и баржи с ору¬жием. Для того чтобы «развозить» по полетной палубе поданное с берега, были сделаны две специ¬альные тележки, их в нужное мес¬то на корабле доставлял тягач, предназначенный для буксировки самолетов. И все же основная часть погрузочных работ произво¬дилась вручную. Таким образом, сразу же выявились конструктив¬ные недоработки корабля. Помнится, в один из дней разгружали с баржи муку, вся полетная палуба, надстройки и матросы — всё было белым. В это время на ко¬рабль прибыл командующий ЧФ адмирал И.В.Касатонов. Удивлен¬но окинул взглядом палубу, надстройки, матросов, но ничего не сказал. Я ему доложил о выпол¬нении утвержденного плана и о том, что необходимо еще полу¬чить часть документов, в том чис¬ле путевых карт и, самое главное, подготовить экипаж. Когда пер¬вый раз проливы проходил тяже¬лый авианесущий крейсер «Киев», который по водоизмещению и осадке был меньше, чем «Адмирал Флота Советского Союза Куз¬нецов», то его сопровождали бук¬сиры. У нас, по всей видимости, такой возможности не будет, поэ¬тому следует рассчитывать только на свои силы, однако у нас не бы¬ло опыта прохода Черноморских проливов. На это И.В.Касатонов заметил, что у нас имеется опыт неоднократных проходов Буго-Днепровсколиманским каналом, поэтому мы можем опираться на него, тем более что времени еще достаточно.
Командующий был прав. Так мы и поступили. Надо сказать, что экипаж с нетерпением ждал ухода на СФ. Ни один человек из отслуживших срочную службу старшин и матросов до прихода на Северный флот увольняться не захотел. Возможно, были сомнения по дальнейшей службе у офицеров и мичманов, но ни одного рапорта от них подано не было. Шло время, все молчали и ничего никогда не спрашивали, но у всех во взгля¬де стоял вопрос: «Когда?» Такой же вопрос молча задавался и мной соответствующим начальникам, но ответа пока не поступало. Лишь во второй половине ноября меня вызвали на связь с команду¬ющим Северным флотом. Выслу¬шав доклад по состоянию корабля, адмирал Ф.Н.Громов задал вопрос: «Корабль к переходу готов?». Я ответил: «Так точно». Больше вопросов командующий не задавал, положил трубку. Но это была надежда на скорое решение вопроса по дате выхода: мне стало понятно, что принципиальное решение о переходе уже принято. Сомнения рассеял вице-адмирал А.М.Устьянцев, подтвер¬дивший, что решение о переходе корабля на Северный флот приня¬то. О дате выхода — 1 декабря 1991 г. — корабля стало известно за двое суток до перехода: об этом мне сообщил вице-адмирал В.П.Еремин, назначенный старшим на переходе.
За оставшиеся двое поcтарались закончить со всеми нерешенными вопросами, утвердили предварительную прокладку курса и время прихода в Видяево — 20 декабря 1991г
Благодаря командующему Черноморским флотом на переход нам был выделен корабль сопро¬вождения, а в проливной зоне нас должен был сопровождать глав¬ный штурман Черноморского флота капитан 1 ранга Кучин Борис Георгиевич. Но самое главное, на борт прибыл переводчик, хорошо владеющий иностранными языка¬ми, имевший практический опыт взаимодействия с турецкой лоц¬манской службой.
Ночь накануне выхода прошла спокойно. В 5 часов 45 минут позвонил вахтенный офицер, доло¬жил, что все в порядке, затем я принял доклад от своего старшего помощника В.Л.Чаплыгина и по¬мощника командира корабля В.П.Огородникова, в 6 часов 50 минут доложил обстановку адми¬ралам А.М.Устьянцеву и В.П.Еремину.
Все дальше пошло по утверж¬денному плану на выход, в 8 часов я прибыл на ходовой мостик, проверил приборы управления рулем и машинами, задал ход 18 узлов, в 8 часов 45 минут доложили опера¬тивному дежурному ЧФ о готов¬ности корабля к съемке. В 9 часов получено разрешение на съемку с якоря, на связь вышел корабль сопровождения и занял назначен¬ную ему позицию. На нашем ко¬рабле объявлена «Учебная трево¬га» для съемки с якоря. Мы уходим из города русской славы — города Севастополя.
Первая походная ночь прошла тревожно. Провели проверку лич¬ного состава, возникали пробле¬мы с машиной. В 6 часов утра вто¬рого декабря сыграли «Учебную тревогу» для подготовки корабля к плаванию в узкости.
И тут нача¬лись неприятности. Турецкая лоц¬манская служба сообщила, что к Босфору движется еще одно суд¬но, которое, по расчетам, прибу¬дет к входу в пролив одновремен¬но с нами.
Вскоре выяснилось, что это наше судно-лесовоз водоиз¬мещением более 20000 т. Капитан судна уже получил разрешение на вход в пролив раньше нас. Прове¬денный расчет показывал, что мы будем входить в пролив после ле¬совоза на дистанции 3-4 кабельто¬ва, при этом в самом неблагопри¬ятном месте пролива, где наблюдается сильное течение, возможен снос. Вывод напрашивался один, нам надо было заходить первыми. Уговаривать турецкую лоцманскую службу было бесполезно, решили договориться с капитаном нашего лесовоза, чтобы он уменьшил ход и пропустил нас вперед.
Надо отдать должное капитану нашего судна: он сразу согласил¬ся и лишних вопросов не задавал. Лесовоз уменьшил ход до 9 узлов, а мы увеличили до 18 узлов, и на такой скорости вошли в пролив Босфор.



На этом, к сожалению, неприят¬ности не закончились. Наши сиг¬нальщики обнаружили и доложили об идущем через пролив сухогру¬зе. По расчетным данным БИЦ, при движении прежними скорос¬тями, наш корабль и сухогруз бу¬дут расходиться в самом узком месте пролива, что не исключает навала или столкновения. Теперь мы уже действовали по отработан¬ному сценарию, пригласили на связь капитана судна, объяснили складывающиеся ситуацию и поп¬росили уменьшить ход, а свой ход увеличили, что позволило нам бла¬гополучно разойтись.
Как же мы все удивились по¬том, когда в полдень командир бо¬евой части связи П.Н.Могилевич принес сводку новостей агентства Франс Пресс с сообщением о том, что из-за следования по поливу Босфор советского корабля «Ад¬мирал Флота Советского Союза Кузнецов» на полтора часа по про¬ливу было приостановлено движе¬ние. Да и вообще советский ко¬рабль мог идти по проливу только благодаря помощи лоцманской службы Турции. Адмиралу В.П.Еремину пришлось потом до¬казывать, что никаких турецких лоцманов у нас на корабле и на всем пути перехода не было.
4 декабря 1991 г. мы находи¬лись уже в Средиземном море
Здесь тоже нас ждала неприят¬ная неожиданность: на винты ко¬рабля намотались рыбацкие сети. Для осмотра и освобождения вин¬тов пришлось спускать несколько раз водолазов, эту операцию успешно выполнили офицеры элект¬ромеханической боевой части К.Косолапов, С.Лысенко, А.Чепрасов, Р.Мулахметов, А.Павлов. Пос¬ле съемки с якоря корабль про¬должил свое движение в северную базу в окружении натовских кораблей. Постепенно освоились и даже начали осуществлять почти «совместное плавание», не мешая друг другу. Получено было много телеграмм с выражением восхи¬щения таким красивым кораблем и его экипажем. Вице-адмиралу В.П.Еремину предлагали несколь¬ко раз подарки, но мы, как всегда, гордо от всего отказались.
Двадцатого декабря подошли к точке встречи с командующим Северным флотом. Адмирал Ф.Н.Громов прилетел на вертолете. Выслушав мой доклад, командующий флотом принял решение на дальнейшее движение к причалу. Погода была благоприятной, ветер не более 7 м/сек по направлению к причалу (прижимной). Корабль шел своим ходом, буксиры его страховали, в носовой части был заведен конец на морской буксир.
При попытке носового буксира ускорить движение буксирный конец лопнул. После этого подход к причалу осуществлялся своими машинами и с помощью буксиров, находящихся у борта. Корабль медленно подошел к причалу, были заведены концы, концами окончательно его закрепили. Корабль занял свое место в пункте постоянного базирования в Видяево.Так закончился наш 20-суточный переход на Северный флот.
Вице-адмирал В.ЯРЫГИН
«Морской сборник»№ 4 – 2008г
 7.07.0

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru