[image]

Немецкие радиоприцелы X-Geraet и Y-Geraet...для ночного бомбометания...

 
BY Руслан 13666 #09.03.2019 00:37
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


В ночь на 9 октября (1940) I./KG53 вместе с самолетами из других эскадр впервые выполнила бомбометание с помощью радионавигации.

Система, сконструированная германскими инженерами еще до войны, была довольно простой. На северо-западном и северном побережье Франции были установлены мощные радиопередатчики, посылавшие узконаправленные сигналы в направлении Ковентри. Всего три луча. Несколько Не-111 из отдельной специальной авиагруппы KGr.100 были оборудованы высокочувствительной аппаратурой системы «X», которая позволяла «Хейнкелям» держаться точно в створе сигнала. Они выполняли роль цельфиндеров, то есть должны были только обозначить цель осветительными и зажигательными бомбами. Следуя по радиолучу, самолеты гарантированно выходили на самую середину объекта атаки.

За 20 км до цели находилось первое пересечению лучей, после прохождения которого бортрадист запускал таймер и начинал отсчет времени. Следующие 10 км – измерительный отрезок, на котором устанавливалась точная величина скорости бомбардировщика. При пролете отрезка, когда до цели оставалось 10 км, бортрадист снова нажимал на таймер. Первая его стрелка вставала, вторая начинала двигаться. Пилотам же оставалось лишь точно выдерживать курс. Далее все выполняла автоматика…

От пилотов KG53 в данном случае требовалось лишь вовремя прибыть в район предварительно освещенной цели и сбросить бомбы. В 3:30 пять Не-111, используя целеуказание, сбросили на военные объекты Лондона пять 1000-килограммовых фугасных бомб. Таким образом, аппаратура X-geraet была впервые применена еще в начале октября, а не во время последующего налета на Ковентри, как это утверждается во многих источниках!

Последующий переход преимущественно к ночным бомбардировкам (хотя и дневные тоже продолжались потом до весны 1941 г.) сами англичане, как и многие послевоенные историки, трактовали не иначе как поражение люфтваффе. Мол, поняли, что днем бомбить больше невозможно. Однако на самом деле этот переход лишь ознаменовал изменение тактики бомбометания на более эффективную. Задача бомбардировщика – это поразить обозначенную цель с наибольшей точностью и наименьшими потерями. Разработка новой системы наведения X и появление авиагрупп цельфиндеров позволяли добиваться ночью почти такой же точности, как и днем. В то же время при налетах в темное время суток значительно снижалась эффективность вражеской ПВО и не требовалось истребительного сопровождения. Это значительно упрощало планирование операции и одновременно экономило силы истребительных эскадр.
   65.065.0
09.03.2019 00:51, Anarky: +1: Спасибо за интересную информацию
BY Руслан 13666 #09.03.2019 00:40  @Руслан 13666#09.03.2019 00:37
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


Вечером 14 ноября 1940 года 12 бомбардировщиков «Хейнкель-111», приписанные к 100-й авиагруппе, покинули свой аэродром на побережье Франции и взяли курс на Великобританию. Определение траектории полёта проводилось с помощью сложной радионавигационной аппаратуры «X-Gerat» («Прибор Икс»).

В тот вечер система глушения радиосвязи английской ПВО не работала, поэтому немецкие бомбардировщики шли по чётким сигналам английских радиомаяков. Авиазвено «Хейнкелей» выполняло роль самолётов наведения, которые должны были сбросить зажигательные бомбы для пометки объектов последующей бомбардировки. После них должен был появиться эшелон основных сил бомбардировщиков, выделенных для участия в операции.

Имеются также сведения, что У. Черчилль знал о предстоящем авиационном налете противника на Ковентри из расшифрованных радиоперехватов, но принял решение не усиливать ПВО города и не предупреждать жителей об опасности, так как это могло показать противнику, что британская разведка обладает способностью расшифровки немецких кодов («Энигма»), и коды были бы изменены. Таким образом, британское правительство решило сохранить секретность ценой массовых жертв и разрушений в Ковентри. Однако данная точка зрения не является общепринятой среди историков.

Бомбардировка началась в 19 часов 24 минуты и продлилась всю ночь, закончившись приблизительно в 6 часов утра 15 ноября 1940 года. В налёте на Ковентри участвовало 437 самолётов. За 11 часов непрерывной бомбардировки на город было сброшено 56 тонн зажигательных бомб, 394 тонны фугасных бомб и 127 парашютных мин. Часть проводимых бомбардировок была нацелена на уничтожение промышленных объектов, расположенных в большинстве своём в окрестностях города. Однако многие самолёты сбрасывали бомбы на центр города. Всполохи огня достигали 20 метров в высоту, а отсветы пожаров были видны более чем на 200 километров.

В результате бомбардировки были серьёзно повреждены 12 авиационных заводов города. Были полностью выведены из строя газоснабжение, водопровод и железная дорога. Выпуск самолетов в Великобритании в результате авианалёта сократился на 20 процентов. Серьёзно пострадали также жилые кварталы Ковентри. В результате авианалёта 14 ноября 1940 года погибло 554 человека, а 865 было ранено. Полностью были уничтожены 4 330 домов и три четверти всех фабрик города.

В числе первых зданий, разрушенных в начале налета, был Собор Святого Михаила, ставший единственным английским собором, пострадавшим во время Второй мировой войны.

Потери немцев в этом налете составили всего один самолёт.
Церковь Святой Троицы после налёта в ночь на 15 ноября 1940

Бомбардировка Ковентри ознаменовала собой начало новой эры тотальных воздушных налетов. Немецкие военные лётчики ввели новый термин: «ковентрийские налеты», что означало бомбардировки, приводившие к полному уничтожению объекта. Впоследствии американцы назовут подобные бомбардировки «ковровыми». В этот раз немцы впервые попытались нанести удар в центр экономической системы Великобритании путём тотальных ночных бомбардировок. Такая тактика оказалась самой опасной для противника по тем причинам, что у англичан практически не было истребителей, приспособленных для ночных боев, и их беззащитные в ночное время с воздуха города защищали лишь войска противовоздушной обороны. Поскольку ночью самолёты летали с небольшой скоростью и на относительно малых высотах, их бомбовая нагрузка увеличивалась по сравнению с самолётами, участвовавшими в дневных налетах.

С другой стороны, таким путём, без единоборства в воздухе, немцам невозможно было завоевать господство в воздухе. Ещё одна серьёзная проблема, с которой столкнулись немцы — это невысокая точность ночных бомбометаний. Её лишь частично удавалось решать с помощью ракет, сбрасываемых на парашютах, и зажигательных снарядов. Вывести из строя военную промышленность Великобритании немцам в ходе Второй мировой войны так и не удалось.

Даже несмотря на разрушение авиационных заводов Ковентри и других городов, в 1940 году англичане выпустили 9924 самолёта против 8070 немецких, но «ковентрийские налёты» вызвали протест не только в Великобритании, но и во всём мире и послужили поводом к бомбёжкам городов Германии в конце войны.
   65.065.0
BY Руслан 13666 #09.03.2019 00:40  @Руслан 13666#09.03.2019 00:37
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


Вечером 14 ноября 1940 года 12 бомбардировщиков «Хейнкель-111», приписанные к 100-й авиагруппе, покинули свой аэродром на побережье Франции и взяли курс на Великобританию. Определение траектории полёта проводилось с помощью сложной радионавигационной аппаратуры «X-Gerat» («Прибор Икс»).

В тот вечер система глушения радиосвязи английской ПВО не работала, поэтому немецкие бомбардировщики шли по чётким сигналам английских радиомаяков. Авиазвено «Хейнкелей» выполняло роль самолётов наведения, которые должны были сбросить зажигательные бомбы для пометки объектов последующей бомбардировки. После них должен был появиться эшелон основных сил бомбардировщиков, выделенных для участия в операции.

Имеются также сведения, что У. Черчилль знал о предстоящем авиационном налете противника на Ковентри из расшифрованных радиоперехватов, но принял решение не усиливать ПВО города и не предупреждать жителей об опасности, так как это могло показать противнику, что британская разведка обладает способностью расшифровки немецких кодов («Энигма»), и коды были бы изменены. Таким образом, британское правительство решило сохранить секретность ценой массовых жертв и разрушений в Ковентри. Однако данная точка зрения не является общепринятой среди историков.

Бомбардировка началась в 19 часов 24 минуты и продлилась всю ночь, закончившись приблизительно в 6 часов утра 15 ноября 1940 года. В налёте на Ковентри участвовало 437 самолётов. За 11 часов непрерывной бомбардировки на город было сброшено 56 тонн зажигательных бомб, 394 тонны фугасных бомб и 127 парашютных мин. Часть проводимых бомбардировок была нацелена на уничтожение промышленных объектов, расположенных в большинстве своём в окрестностях города. Однако многие самолёты сбрасывали бомбы на центр города. Всполохи огня достигали 20 метров в высоту, а отсветы пожаров были видны более чем на 200 километров.

В результате бомбардировки были серьёзно повреждены 12 авиационных заводов города. Были полностью выведены из строя газоснабжение, водопровод и железная дорога. Выпуск самолетов в Великобритании в результате авианалёта сократился на 20 процентов. Серьёзно пострадали также жилые кварталы Ковентри. В результате авианалёта 14 ноября 1940 года погибло 554 человека, а 865 было ранено. Полностью были уничтожены 4 330 домов и три четверти всех фабрик города.

В числе первых зданий, разрушенных в начале налета, был Собор Святого Михаила, ставший единственным английским собором, пострадавшим во время Второй мировой войны.

Потери немцев в этом налете составили всего один самолёт.
Церковь Святой Троицы после налёта в ночь на 15 ноября 1940

Бомбардировка Ковентри ознаменовала собой начало новой эры тотальных воздушных налетов. Немецкие военные лётчики ввели новый термин: «ковентрийские налеты», что означало бомбардировки, приводившие к полному уничтожению объекта. Впоследствии американцы назовут подобные бомбардировки «ковровыми». В этот раз немцы впервые попытались нанести удар в центр экономической системы Великобритании путём тотальных ночных бомбардировок. Такая тактика оказалась самой опасной для противника по тем причинам, что у англичан практически не было истребителей, приспособленных для ночных боев, и их беззащитные в ночное время с воздуха города защищали лишь войска противовоздушной обороны. Поскольку ночью самолёты летали с небольшой скоростью и на относительно малых высотах, их бомбовая нагрузка увеличивалась по сравнению с самолётами, участвовавшими в дневных налетах.

С другой стороны, таким путём, без единоборства в воздухе, немцам невозможно было завоевать господство в воздухе. Ещё одна серьёзная проблема, с которой столкнулись немцы — это невысокая точность ночных бомбометаний. Её лишь частично удавалось решать с помощью ракет, сбрасываемых на парашютах, и зажигательных снарядов. Вывести из строя военную промышленность Великобритании немцам в ходе Второй мировой войны так и не удалось.

Даже несмотря на разрушение авиационных заводов Ковентри и других городов, в 1940 году англичане выпустили 9924 самолёта против 8070 немецких, но «ковентрийские налёты» вызвали протест не только в Великобритании, но и во всём мире и послужили поводом к бомбёжкам городов Германии в конце войны.
   65.065.0
BY Руслан 13666 #09.03.2019 00:42  @Руслан 13666#09.03.2019 00:40
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


"При налётах на Москву для наведения самолётов 100-ой бомбардировочной группы (видимо, имеется в виду KGr 100), оборудованных радионавигационной аппаратурой "X-Gerat", создавались радиомаяки в районе Орши. Бомбардировщики, выполнявшие роль лидеров, выводились в створ радиолуча Орша-Москва и следовали строго определённым курсом, который не должны были менять, даже попадая в световые поля и под обстрел зенитной артиллерии..."
   65.065.0
BY Руслан 13666 #09.03.2019 00:42  @Руслан 13666#09.03.2019 00:40
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


"При налётах на Москву для наведения самолётов 100-ой бомбардировочной группы (видимо, имеется в виду KGr 100), оборудованных радионавигационной аппаратурой "X-Gerat", создавались радиомаяки в районе Орши. Бомбардировщики, выполнявшие роль лидеров, выводились в створ радиолуча Орша-Москва и следовали строго определённым курсом, который не должны были менять, даже попадая в световые поля и под обстрел зенитной артиллерии..."
   65.065.0
BY Руслан 13666 #09.03.2019 00:53  @Руслан 13666#09.03.2019 00:42
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


Хлопцы у меня вопрос кто что знает какие нибудь подробности про немецкие радиоприцелы для ночного бомбометания X-Geraet и Y-Geraet? Как они применялись германскими бомбардировщиками (цельфиндерами)? Я видел в детстве документальный американский фильм об радиоэлектронной борьбе между немцами и англичанами во время "Битвы за Британию" (1940) кто нибудь из вас помнит такой фильм как он назывался? Там подробно рассказывалось как немцы применяли радиоприцелы X-Geraet и Y-Geraet для ночных бомбардировок англии и как англичане своими РЭП им всячески противодействовали...фильм очень интересный и увлекательный насыщенный техническими подробностями...я этот фильм сейчас никак не могу найти... Т_Т

Мне нужно знать все подробности про немецкие радиоприцелы X-Geraet и Y-Geraet...и мне нужно знать историю их применения...это очень важно...
   65.065.0
BY Руслан 13666 #09.03.2019 01:09  @Руслан 13666#09.03.2019 00:53
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


Следующие модификации представляли собой переделку части самолетов в ночные бомбардировщики. Первой такой модификацией была Не 111Н-3х, оснащенная X-Geraet, а второй – Не 111Н-5у, оснащенная Y-Geraet. Обе системы были близки по конструкции и представляли собой развитие прибора EBL 2, предназначенного для облегчения посадки в тяжелых погодных условиях. Слегка модифицированный EBL 2, появившийся в конце 1939 – начале 1940 года под названием Knickebein, был предназначен для ведения бомбардировщиков в темноте или при неблагоприятных природных условиях на расстояния до 500 км. На базе Knickeben'а и был создан X-Geraet – приспособление для прицельного бомбометания без идентификации цели. Эта автоматическая система работала по принципу радиопеленгатора. Два независимых передатчика направляли на цель узкий пучок радиоволн так, что пучки перекрещивались над целью. Вдоль одного луча самолет летел к цели, а пересекая второй, сбрасывал бомбы. Используя эту систему, один самолет (или несколько, стартующих последовательно, а не вместе) взлетал с аэродрома во Франции и устанавливал связь с первой радиостанцией, расположенной около Шербура. За 50 км до цели самолет пересекал первый перпендикулярный луч, посылаемый радиостанцией, расположенной возле Кале. Получив сигнал, пилот точно выставлял самолет по первому лучу, а бомбардир включал "компьютер", представлявший собой часы с тремя стрелками, четырьмя кнопками и дополнительным маленьким циферблатом, служащим для согласования всего этого устройства. Бомбардир включал часы в момент пересечения второго луча, за 30 км до цели. После пересечения третьего луча, бомбардир нажатием кнопки останавливал часы и включал систему автоматического бомбометания. На этом боевое задание считалось выполненным и самолет возвращался на базу, уступая дорогу следующим экипажам, которые уже ориентировались на пожар, вызванный сброшенными первым самолетом бомбами. X-Geraet позволял достичь точности попадания в 90 метров на расстоянии до 320 км. Y-Geraet был более совершенной модификацией прибора, и действовал на тех же принципах. Главное отличие заключалось в том, что прибор позволял достичь большей точности, сигналы радиостанциями испускались в закодированном виде (что затрудняло англичанам наведение помех) и полной автоматизацией, включая сброс бомб (хотя предусматривалась возможность сброса бомб вручную). Сброс бомб осуществлялся по команде с земли либо, автоматически, после подачи условной комбинации точек и тире. Практически Y-Geraet позволял управлять самолетом с земли при минимальном участии экипажа и наносить бомбовые удары по намеченным целям (например железнодорожным станциям) с высоты 6000 метров на расстояниях до 200 метров. Недостатком этой системы, состоявшей из трех составных частей – радиостанций FuG 28a, FuG 17E и автопилота с устройством LKZG, было то, что она работала в диапазоне 42,1-47,9 МГц (X-Geraet работал в диапазоне 70-74 МГц), который использовал и телецентр Би-Би-Си, расположенный в северном Лондоне (45 МГц). Англичане довольно быстро обнаружили это и их служба Wing 80 (секретное подразделение RAF, занимавшееся радиовойной) начала перехватывать сигналы и глушить эту частоту.
   65.065.0
BY Руслан 13666 #09.03.2019 17:04  @Руслан 13666#09.03.2019 01:09
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


X-Gerat

Принцип немецкой ночной навигации и системы обнаружения целей X-Gerat для ночной бомбардировки.

Каким бы хорошим ни был Knickebein, он никогда не предназначался для использования в роли целеуказателя. В течение некоторого времени Plendl работал над созданием гораздо более точной версии той же базовой концепции, которая в конечном итоге и была представлена как X-Gerat (X-Apparatus). X-Gerat использовал серию лучей, чтобы найти цель, каждый луч назван в честь реки. Главный луч, Везер, был в принципе похож на тот, который использовался в Кникбейне, но работал на гораздо более высокой частоте. Характер распространения этого радиосигнала позволял направить два его луча гораздо точнее, чем Knickebein от антенны аналогичного размера; зона экви-сигнала была всего около 100 ярдов (91 м) в ширину на расстоянии 200 миль (320 км) от антенны. Лучи были настолько узкими, что бомбардировщики не могли их найти самостоятельно, поэтому на той же станции была установлена маломощная широколучевая версия Knickebein, чтобы действовать в качестве гида. Основная антенна Везера (излучатель) была установлена к западу от Шербура во Франции.

Сигнал «крест» в X-Gerat использовал серию из трех очень узких одиночных лучей: Рейн, Одер и Эльба. Они были тщательно направлены на определение точной траектории сброса бомбы. Сначала была определена точка сброса бомбы вдоль Везера, путем расчета дальности или расстояния, которое бомбы будут преодолевать между выпуском и ударом, и выбора точки на этом расстоянии до цели. Луч Эльбы пересек Везер за 5 километров (3,1 мили) до точки выброса. Луч Одера пересек Везер за 10 километров (6,2 мили) до точки выброса или за 5 километров (3,1 мили) до Эльбы. Рейн не требовал такой же точности и находился примерно в 30 километрах (18,6 миль) до точки выпуска. Ширина лучей добавила небольшую погрешность к координатам пересечения, порядка десятков и сотен метров.

Когда бомбардировщик проследовал за лучом Везера и достиг Рейна, радист услышал короткий сигнал и настроил свое оборудование. Это состояло из специального секундомера с двумя стрелками. Когда был получен сигнал Одера, часы автоматически запустились, и обе стрелки одновременно начали остчёт. Когда сигнал Эльбы был получен, одна рука остановилась, а другая развернулась, отступив назад к нулю. Остановленная стрелка показала точное измерение времени в пути от Одера до Эльбы. Поскольку расстояние от Одера до Эльбы равнялось Эльбе до расстояния до точки сброса, бомбардировщик, летевший с постоянной скоростью, прибыл в точку сброса, когда движущаяся рука достигла нуля, когда бомбы были автоматически сброшены.

X-Gerat работал на гораздо более высокой частоте, чем Knickebein (около 60 МГц), и поэтому требовал использования нового радиооборудования. Не хватало оборудования для размещения на всех бомбардировщиках, поэтому вместо экспериментальной установки Kampfgruppe 100 была поставлена задача использовать оборудование X-Gerat для направления других самолетов к цели. Чтобы сделать это, самолеты KGr 100 сначала должены были атаковать как небольшая группа, сбрасывая осветительные ракеты, которые другие самолеты видели и затем бомбардировали визуально. Это первое использование концепции «следопыта», которое RAF идеально применила против немцев через три года.

X-Gerat эффективно использовался в серии набегов, известных немцам как Лунная соната, против Ковентри, Вулверхэмптона и Бирмингема. В рейде на Бирмингем использовался только Kampfgruppe 100, и британский пост-рейдовый анализ показал, что подавляющее большинство сброшенных бомб было размещено в пределах 100 ярдов (91 м) от средней линии луча Везера, распределенной вдоль него в течение нескольких сто ярдов. Это была та точность, которой редко могли достичь даже дневные бомбардировки. Набег на Ковентри с поддержкой других подразделений люфтваффе, идущих на их осветительные ракеты, почти уничтожил город.
   65.065.0
AD Реклама Google — средство выживания форумов :)
BY Руслан 13666 #09.03.2019 18:15  @Руслан 13666#09.03.2019 17:04
+
-
edit
 

Руслан 13666

втянувшийся


Битва за лучи была периодом в начале второй мировой войны, когда бомбардировщики ВВС Германии (Люфтваффе) использовали ряд все более точных систем радионавигации для ночных бомбардировок на территории соединённого королевства. Британская научная разведка в министерстве авиации боролась с помощью различных средств, включая защемление и искажение радиоволн которое было весьма эффективным методом борьбы. Период битвы за Британию закончился, когда вермахт перебросил свои силы на восток в мае 1941 года, готовясь к нападению на Советский Союз.

Накануне борьбы.

Луч Лоренца и его две доли. По мере приближения самолета к взлетно-посадочной полосе «равноправная» зона в центре сужается и становится более точной.

До войны Lufthansa и немецкая авиастроительная компания инвестировали значительные средства в развитие коммерческой авиации, а также в системы и методы, которые позволили бы повысить безопасность и надежность. Значительные усилия были приложены к слепым средствам посадки, которые позволяли самолетам приближаться к аэропорту ночью или в плохую погоду. Первичной системой, разработанной для этой роли, была система Лоренца, разработанная Йоханнесом Плендлом, которая находилась в процессе широкого развертывания на крупных гражданских и военных самолетах.

Система Лоренца работала, питая специальную трехэлементную антенную систему модулированным радиосигналом. Сигнал подавался на центральный диполь, у которого чуть более длинный отражающий элемент с обеих сторон был слегка отклонен назад. Переключатель быстро чередовал открытое соединение средней точки каждого отражателя по очереди, направляя луч немного влево, а затем немного вправо от центральной линии ВПП. Лучи расширялись по мере того, как они распространялись от антенн, так что была зона, расположенная непосредственно у подъезда к ВПП, где два сигнала перекрывались. Переключатель был рассчитан таким образом, чтобы он находился на правой стороне антенны дольше, чем на левой.

Самолет, приближающийся к аэропорту, настроил одну из своих радиостанций на частоту Лоренца. Если команда обнаружит, что находится на левой стороне центральной линии, они услышат серию коротких звуков, за которыми последуют более длинные паузы, паузы - это время, когда сигнал посылается с другой стороны антенны. Услышав «точки», они будут знать, что им нужно повернуть направо, чтобы лететь вниз по центральной линии. Если они начнут с правой стороны, они вместо этого услышат серию более длинных тонов, сопровождаемых короткими паузами, в то время как сигнал был на «точечной» стороне антенны. Услышав «тире», они повернули налево, чтобы захватить центральную линию. В центре радио будет принимать оба сигнала, которые звучат как непрерывный сигнал, так называемый «эксигнал». Пролетая в известном направлении взлетно-посадочной полосы и сохраняя равновесие по радио, "Лоренц" мог вести самолет по прямой линии с относительно высокой степенью точности, настолько, что самолет мог затем визуально найти взлетно-посадочную полосу, за исключением худшего условия.

Ночная бомбардировка.

В начале 1930-х годов концепция стратегической кампании ночных бомбардировок стала приобретать первостепенное значение в кругах военной авиации. Это было связано с постоянно растущими показателями бомбардировщиков, которые начали наносить удары по всей Европе с полезными бомбовыми нагрузками. Эти самолеты были медленными и неуклюжими, легкой добычей для перехватчиков, но эта угроза могла быть по существу устранена полетами ночью. Бомбардировщик, окрашенный в черный цвет, мог быть замечен только на очень коротких дистанциях. И когда высота и скорость бомбардировщика увеличились, угроза наземной обороны значительно уменьшилась. Проще говоря, планировщики полагали, что «бомбардировщик всегда справится».

Проблема с ночной бомбардировкой состоит в том, что те же ограничения в видимости означали, что экипажу бомбардировщиков будет трудно находить свои цели, особенно затемненную цель ночью. Только самые крупные цели, города, могут быть атакованы с любой вероятностью успеха.

Чтобы поддержать эту миссию, RAF вложили очень большие средства в обучение навигации, оснастив свои самолеты различными устройствами, включая астродом для определения местоположения звезды и предоставив комнату навигатора для своих расчетов в освещенном рабочем пространстве. Эта система была введена в действие, как только началась война, и первоначально считалась успешной. В действительности, ранние бомбардировки были полным провалом, и большинство бомб падало за несколько миль от намеченных целей.

В Люфтваффе не придерживались такого фаталистического взгляда на воздушную войну и продолжали исследовать точные ночные бомбардировки малых целей. Независимо от небесной навигации, они вкладывали свои усилия в радионавигационные системы. В Люфтваффе сконцентрировались на разработке системы направления бомбардировок, основанной на концепции Лоренца, в течение 1930-х годов, поскольку он сделал достаточно непростую ночную навигацию простым прослушиванием сигналов на радиостанции, а необходимые радиостанции уже устанавливались на многих самолетах.

Дальность полета Лоренца составляла около 30 миль (48 км), что достаточно для слепой посадки, но недостаточно для бомбардировок Великобритании. Эту проблему можно было решить, используя более мощные передатчики и высокочувствительные приемники. Кроме того, лучи Лоренца были намеренно установлены достаточно широко, чтобы их можно было легко поднять на некотором расстоянии от центральной линии ВПП, но это означало, что их точность на больших расстояниях была довольно ограничена. Это не было проблемой для слепой посадки, когда расстояние, покрываемое веерообразными лучами, уменьшалось по мере приближения самолета к передатчикам, но для использования бомбардировщиком всё было бы наоборот, и система имела бы максимальную неточность над целью.


Немецкие системы Knickebein.

Карта передатчиков Knickebein.

Для использования бомбардировки модификации Лоренца были довольно незначительными. Намного большие антенны были необходимы для обеспечения требуемой точности. Это было достигнуто за счет использования антенн с большим количеством элементов, но при этом сохранялось простое переключение двух элементов отражателя для незначительного изменения направления луча. Углы луча были настолько резко уменьшены, что он достиг всего лишь нескольких десятков ярдов в ширину над целью. Именно форма антенн дала системе ее кодовое имя, Knickebein, что означает «кривая нога», хотя это слово также является именем магического ворона в германской мифологии. Для требуемого диапазона передаваемая мощность была значительно увеличена. Приемники Knickebein были замаскированы под стандартную приемную систему для слепой посадки, состоящую, по-видимому, из приемников EBL-1 и EBL-2.

Луч от одного передатчика направлял бомбардировщиков к цели, но не мог сказать им, когда они были над ним. Чтобы добавить эту функцию измерения дальности, был установлен второй передатчик, аналогичный первому, чтобы его луч пересекал направляющий луч в точке, где должны быть сброшены бомбы. Антенны можно вращать, чтобы лучи от двух передатчиков пересекали цель. Бомбардировщики летели по лучу одного и шли по нему, пока не начинали слышать тональные сигналы другого (на втором приемнике). Когда из второго луча послышался устойчивый звук "по ходу", они бросали свои бомбы.

Позже, меньшая антенна Knickebein

Первый из этих новых передатчиков Knickebein был установлен в 1939 году на холме Штольберг в Нордфрисланде, недалеко от границы с Данией, в Клеве (Клеве), недалеко от голландской границы, почти в самой западной точке Германии и в Лёррахе, недалеко от границы с Францией и Швейцарией. в юго-западной Германии. После падения Франции в июне 1940 года на побережье Франции были установлены дополнительные передатчики. Станции были также построены в Норвегии и Нидерландах.

Knickebein использовался на ранних этапах немецкого наступления для ночной бомбардировки и оказался довольно эффективным, но тактика для использования системы в широкомасштабных бомбардировках еще не была разработана, так что большая часть раннего наступления применялась только в ночном бомбометании.


Разведка.

Усилия Великобритании, по борьбе с системой Knickebein, заняли достаточно большое время. Британская разведка в министерстве авиации, возглавляемая Р. В. Джонсом, узнала о системе, когда Королевское авиационное учреждение проанализировало немецкую систему Лоренца снятую с немецкого бомбардировщика и обнаружило, что у неё гораздно более широкая область применения, чем та что требуется для простой помощи при посадке. Тайно записанные стенограммы от немецких летчиков-военнопленных указали, что это могло быть грозное оружие созданное для помощи Люфтваффе . Уинстону Черчиллю также был предоставлен отчёт «Ультры» на базе дешифрованных сообщений Enigma, в которых упоминались «бомбардировщики»...

Когда Джонс упомянул о возможности радиоэлектронной борьбы с лучами немцев Черчиллю, он приказал провести дополнительное расследование. Британцы его и провели под кодовым названием "Головная боль". Многие в министерстве авиации не верили, что система использовалась. Фредерик Линдеманн, ведущий научный советник правительства, утверждал, что любая такая система не сможет следовать искривлению Земли, хотя Т. С. Экерсли из компании Маркони сказал, что может.

Утверждение Экерсли было в конечном счете продемонстрировано после того, как Черчилль приказал провести разведывательный полет, чтобы попытаться обнаружить лучи. У RAF не было оборудования, способного обнаруживать сигналы Лоренца на частоте 30–33 МГц, поэтому они приобрели любительский радиоприемник American Hallicrafters S-27 в магазине на Лисл-стрит в Лондоне. Приемник был встроен в Avro Anson и эксплуатировался сотрудником Y-службы. Полет был почти отменен, когда Экерсли снял свое утверждение о том, что лучи будут огибать землю. Джонс спас полет, указав, что его заказал сам Черчилль, и он позаботится о том, чтобы премьер-министр узнал, кто его отменил.

Экипажу не было сказано никаких подробностей, и им просто было приказано искать радиосигналы около 30 МГц, имеющие характеристики Лоренца, и, если они их обнаружат, определить их направление. Разведывательный полет начался и в конце концов они засекли луч из Клеве на частоте 31,5 МГц. Впоследствии они обнаружили поперечный луч из Штольберга (его происхождение было неизвестно до этого полета). Радист и штурман смогли наметить путь лучей и обнаружили, что они пересекались над заводом двигателей Rolls-Royce в Дерби, в то время единственным заводом, производящим двигатель Merlin. Впоследствии выяснилось, что спор о том, будут ли лучи огибать Землю, был полностью академическим, так как передатчики были более или менее на линии прямой видимости для немецких высотных бомбардировщиков.

Британские скептики начали рассматривать систему как доказательство того, что немецкие пилоты были не так хороши, как их собственные, которые, по их мнению, могли обойтись без таких систем. Но тесты доказали, что это неправильно; воздушная разведка вернула фотографии бомбардировщиков английских ВВС , показывающие, что они редко, если вообще когда-либо, находились где-то рядом с их целями.


Контрмеры.

Усилия, по борьбе с головной болью англичан проходили под кодовым названием "Аспирин". Изначально модифицированная медицинская диатермия устанавливает передаваемые помехи. Позже местные радиопередатчики транслируют дополнительный «точечный сигнал» на малой мощности по ночам, когда ожидались рейды. Немецкая практика включения лучей задолго до того, как их бомбардировщики достигали своей цели, помогала усилиям британцев. Avro Ansons, оснащенные приемниками, будут летать по стране, пытаясь захватить местоположение лучей; об успешном захвате будет сообщено командованию.

«Точечный сигнал» с низким энергопотреблением изначально передавался в основном случайным образом, поэтому немецкие навигаторы могли слышать две точки. Это означало, что было много областей экви-сигнала, и у них не было простого способа отличить их, кроме как сравнивая их с известным местоположением. Позднее британские передатчики были модифицированы так, чтобы отправлять свои точки одновременно с немецкими передатчиками, что делало невозможным определить, какой сигнал был настоящим. В этом случае штурманы будут получать экви-сигнал на обширной территории, и навигация вдоль линии луча станет невозможной, так как самолет будет дрейфовать в «зону черты» и не сможет это заметить.

Таким образом, луч, казалось, был «отогнут» от цели. В конце концов, поперечные балки (лучи) могли быть наклонены под нужным углом, что позволяло британцам обмануть немцев, заставив их бросить бомбы туда, где они хотели. Побочный эффект заключался в том, что, поскольку немецкие экипажи были обучены ориентироваться исключительно по лучам, многим экипажам не удалось найти ни истинный сигнал, ни Германию. Некоторые бомбардировщики люфтваффе даже приземлялись на базах английских ВВС, полагая, что они вернулись в рейх.



X-Gerat

Принцип немецкой ночной навигации и системы обнаружения целей X-Gerat для ночной бомбардировки.

Каким бы хорошим ни был Knickebein, он никогда не предназначался для использования в роли целеуказателя. В течение некоторого времени Plendl работал над созданием гораздо более точной версии той же базовой концепции, которая в конечном итоге и была представлена как X-Gerat (X-Apparatus). X-Gerat использовал серию лучей, чтобы найти цель, каждый луч назван в честь реки. Главный луч, Везер, был в принципе похож на тот, который использовался в Кникбейне, но работал на гораздо более высокой частоте. Характер распространения этого радиосигнала позволял направить два его луча гораздо точнее, чем Knickebein от антенны аналогичного размера; зона экви-сигнала была всего около 100 ярдов (91 м) в ширину на расстоянии 200 миль (320 км) от антенны. Лучи были настолько узкими, что бомбардировщики не могли их найти самостоятельно, поэтому на той же станции была установлена маломощная широколучевая версия Knickebein, чтобы действовать в качестве гида. Основная антенна Везера (излучатель) была установлена к западу от Шербура во Франции.

Сигнал «крест» в X-Gerat использовал серию из трех очень узких одиночных лучей: Рейн, Одер и Эльба. Они были тщательно направлены на определение точной траектории сброса бомбы. Сначала была определена точка сброса бомбы вдоль Везера, путем расчета дальности или расстояния, которое бомбы будут преодолевать между выпуском и ударом, и выбора точки на этом расстоянии до цели. Луч Эльбы пересек Везер за 5 километров (3,1 мили) до точки выброса. Луч Одера пересек Везер за 10 километров (6,2 мили) до точки выброса или за 5 километров (3,1 мили) до Эльбы. Рейн не требовал такой же точности и находился примерно в 30 километрах (18,6 миль) до точки выпуска. Ширина лучей добавила небольшую погрешность к координатам пересечения, порядка десятков и сотен метров.

Когда бомбардировщик проследовал за лучом Везера и достиг Рейна, радист услышал короткий сигнал и настроил свое оборудование. Это состояло из специального секундомера с двумя стрелками. Когда был получен сигнал Одера, часы автоматически запустились, и обе стрелки одновременно начали остчёт. Когда сигнал Эльбы был получен, одна рука остановилась, а другая развернулась, отступив назад к нулю. Остановленная стрелка показала точное измерение времени в пути от Одера до Эльбы. Поскольку расстояние от Одера до Эльбы равнялось Эльбе до расстояния до точки сброса, бомбардировщик, летевший с постоянной скоростью, прибыл в точку сброса, когда движущаяся рука достигла нуля, когда бомбы были автоматически сброшены.

X-Gerat работал на гораздо более высокой частоте, чем Knickebein (около 60 МГц), и поэтому требовал использования нового радиооборудования. Не хватало оборудования для размещения на всех бомбардировщиках, поэтому вместо экспериментальной установки Kampfgruppe 100 была поставлена задача использовать оборудование X-Gerat для направления других самолетов к цели. Чтобы сделать это, самолеты KGr 100 сначала должены были атаковать как небольшая группа, сбрасывая осветительные ракеты, которые другие самолеты видели и затем бомбардировали визуально. Это первое использование концепции «следопыта», которое RAF идеально применила против немцев через три года.

X-Gerat эффективно использовался в серии набегов, известных немцам как Лунная соната, против Ковентри, Вулверхэмптона и Бирмингема. В рейде на Бирмингем использовался только Kampfgruppe 100, и британский пост-рейдовый анализ показал, что подавляющее большинство сброшенных бомб было размещено в пределах 100 ярдов (91 м) от средней линии луча Везера, распределенной вдоль него в течение нескольких сто ярдов. Это была та точность, которой редко могли достичь даже дневные бомбардировки. Набег на Ковентри с поддержкой других подразделений люфтваффе, идущих на их осветительные ракеты, почти уничтожил город.


Контрмеры

X-Gerät оказалось сложнее противодействовать чем Knickebein. Первоначальная защита против системы была развернута аналогично Кникбейну в попытке сорвать набег на Ковентри, но оказалась неудачной. Хотя Джонс правильно угадал расположение луча (и признает, что это было всего лишь предположение), частота модуляции была неверно измерена как 1500 Гц, но на самом деле была 2000 Гц. В то время считалось, что это не будет иметь никакого значения, поскольку тоны были достаточно близки, чтобы оператору было трудно различить их в шумном самолете.

Тайна была раскрыта после того, как 6 ноября 1940 года Heinkel He 111, оснащенный X-Gerät, потерпел крушение на английском побережье в Уэст-Бэй, Бридпорт. Хотя самолет во время аварии затонул, заболоченное оборудование X-Gerät было восстановлено. При осмотре выяснилось, что используется новый инструмент, который автоматически декодирует точки и тире и перемещает указатель на дисплее в кабине перед пилотом. Это устройство было оснащено очень острым фильтром, чувствительным только к 2000 Гц, а не к ранним британским контр-сигналам 1500 Гц. В то время как глушители были изменены соответственно, это было слишком поздно что бы отразить налёт на Ковентри 14 ноября; но модифицированные глушители смогли успешно сорвать набег на Бирмингем 19 ноября.

X-Gerät был в конечном счете побежден другим способом, посредством «ложной Эльбы», которая была настроена на пересечение направляющего луча «Везера» всего через 1 км (0,6 миль) после луча Одера - намного раньше, чем ожидалось. километров (3,1 мили). Поскольку заключительные этапы сброса бомб были автоматическими, часы преждевременно перевернулись и сбросили бомбы за километры от цели. Настроить этот фальшивый луч оказалось очень сложно, так как немцы, учась на своих ошибках в Knickebein, не включали балки X-Gerät до как можно более позднего времени, что значительно усложняло организацию «фальшивой Эльбы» во времени.


Y-Gerät

Когда англичане постепенно одержали верх в битве за лучи, они начали думать о том, что повлечет за собой следующая немецкая система. Поскольку нынешние подходы Германии стали бесполезными, необходимо будет разработать совершенно новую систему. Джонс считал, что если они смогут быстро победить эту систему, немцы могут отказаться от всей концепции в целом.

Британские наблюдатели вскоре начали получать разведданные от расшифровок Enigma, ссылаясь на новое устройство, известное как Y-Gerät, которое также иногда называли Wotan. Джонс уже пришел к выводу, что немцы использовали кодовые названия, которые были слишком наглядными, поэтому он спросил специалиста по немецкому языку и литературе в Блетчли-Парке о слове Вотан. Специалист понял, что Вотан имеет в виду Одина, одноглазого бога, и поэтому может быть однолучевой навигационной системой. Джонс согласился и знал, что система с одним лучом должна будет включать систему измерения расстояния. Он пришел к выводу, что она может работать на основе, описанной немецким антинацистским математиком и физиком Хансом Майером, который во время посещения Норвегии , передал большое количество информации в том, что сейчас известно как отчет Осло.

Y-Gerät использовал один узкий луч, направленный на цель, аналогично более ранним системам лучей, передавая модулированный радиосигнал. Система использовала ретранслятор (Fug 28a), который получил сигнал от луча и немедленно передал его обратно на наземную станцию. Наземная станция прослушивала обратный сигнал и сравнивала фазу его модуляции с передаваемым сигналом. Это точный способ измерения времени прохождения сигнала и, следовательно, расстояния до самолета. В сочетании с направлением луча (с учетом максимального обратного сигнала) положение бомбардировщика может быть установлено со значительной точностью. Бомбардировщикам не нужно было отслеживать луч, вместо этого наземные диспетчеры могли рассчитать его, а затем дать радио-инструкции пилоту для корректировки траектории полета.


Контрмеры.

Александра Палас.

Англичане были готовы к этой системе еще до ее использования. Случайно, немцы очень плохо выбрали рабочую частоту системы Вотана; она работала на частоте 45 МГц, которая как раз оказалась частотой мощного, но бездействующего телевизионного передатчика BBC в Александровском дворце. Все, что Джонс должен был сделать, - это принять ответный сигнал от самолета и затем отправить его в Александровский дворец для повторной передачи. Комбинация двух сигналов изменила фазовый сдвиг - и, таким образом, очевидную задержку прохождения. Первоначально сигнал был передан при низкой мощности, недостаточно мощной для того, чтобы немцы могли понять, что происходит, но достаточно, чтобы испортить точность системы. В последующие ночи мощность передатчика постепенно увеличивалась.

По мере использования Y-Gerät летный экипаж обвинил наземную станцию ​​в отправке плохих сигналов, а наземная станция утверждала, что у самолета были слабые связи. Вся схема понравилась Джонсу, поскольку он был естественным практическим шутником, и отметил, что он может сыграть одну из самых больших практических шуток практически с любым национальным ресурсом, который ему требуется. Постепенно растущая власть обусловила немцев так, что они не осознавали, что кто-то вмешивался в систему, но полагали, что она столкнулась с рядом врожденных недостатков. В конце концов, когда мощность была достаточно увеличена, вся система Y-Gerät начала звонить со всей обратной связью.

Руководство Люфтваффе, наконец осознав, что британцы применяли контрмеры с самого первого дня применения системы, полностью утратило веру в электронные навигационные средства (как предсказывали британцы) и не развернуло какую-либо дальнейшую систему против Великобритании, хотя к этому времени внимание Гитлера уже было полностью приковано к восточной Европе.

   65.065.0

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru