[image]

Мемуары генерала Медариса

Теги:космос
 

PSS

литератор
★★
 


Относительно недавно я получил в свои руки мемуары Медариса, изданные в самом начале 60-х годов. Для тех кто не в курсе, это тот человек, благодаря которому США получили первый спутник в сжатые сроки.

Оказалось, что там весьма интересное описание внутренней кухни по разработке ракет в армии США. Плюс подобная предыстория "Эксплорера". Решил сделать перевод избранных глав и опубликовать.
   66
+
+5
-
edit
 

PSS

литератор
★★
Из огня да в полымя
В конце 1953, начале 1954 года армейским инженерам потребовалось решить вопрос по созданию испытательных установок для их новых ракет.
Тогда под руководством фон Брауна и его команды разрабатывалась ракета "Редстоун" в Редстоуновском арсенале близ города Хантсвиль, штат Алабама. Это должна быть первая из действительно больших ракет. В ее конструкции немецкие инженеры реализовали все "ноу хау", что отработали за годы работы над "Фау-2", и экспериментов в Эль-Пасо.
Также в Калифорнии Лаборатории реактивного движения разрабатывала ракету "Корпорал", которая должна была стать первой полностью американской баллистической ракетой, переданной в эксплуатацию, но "Редстоун" был куда больше и имел больший радиус действия.
Создать подобные ракеты невозможно без наличия испытательных установок, а они очень и очень дороги. Для испытаний нам была необходима испытательная башня, которая была способна удержать ракету во время статических испытаний. Кроме нее нужны были комплексы для высокоскоростных турбин ракетных двигателей и самих двигателей.
Генерал Нельсон Тофтой, в то время руководитель Редстоуновского арсенала, решил построить все эти объекты на вершине холма рядом с Арсеналом. По тем временам это был возмутительно амбициозный проект, так как не было никакого законного способа его профинансировать. При том, что для создания каких либо новых ракет комплекс нужно было начать строить уже сегодня, так как его строительство займет несколько лет, и пока он строиться, отработать какую либо программу будет нельзя. Это старая армейская история. Вы не сможете ничего получить для будущей работы, пока эта работа не будет одобрена, а после одобрения проекта уже слишком поздно строить все необходимое.
Построить что-либо можно было только за счет средств выделенных на производство ракет. Но был прямой запрет использовать "производственные" деньги для научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. При этом значительная часть денег была выделена именно на закупку оборудования для производства. Бюджет на исследование и разработку был куда меньше.
В результате мы придумали правдоподобную версию о том, что испытательная башня и другие испытательные установки нам нужны для тестирования качества изготовляемых серийных ракет. После чего, мы могли совершенно легально использовать "производственные" деньги.
Я не думаю, что в Армии кто-то знал о нашей задумке, но благодаря этому удалось первоначально выделить 13 миллионов долларов на строительство стендов. Я очень тщательно избегал даже упоминание о научно-исследовательских разработках на этих стендах, так как знал, что это резко уменьшит наши шансы на получение денег.
Интересно отметить, что если бы этот проект не был реализован в то время, когда в теории можно было обойтись и без него, то у нас не было бы той базы, что сделала возможным быстрое развитие как ракеты "Юпитер", так и создание спутников Земли.
P.S
В данный момент пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
   66

PSS

литератор
★★
В ноябре 1954 года, начальник армейского промышленного отдела генерал-майор Каммингс, стал руководителем артиллеристского корпуса армии США и назначил меня на свою старую должность. Взвалив на себя эту задачу, я стал ответственным за разработку и производство танков, артиллерии, стрелкового оружия, а также боеприпасов и управляемых ракет. К тому времени, я был убежден, что будущее артиллерийского корпуса зависит от управляемых ракет. Благо ракеты тогда захватывали воображение, и получить на них деньги было куда легче, чем на разработку новых танков или стрелкового вооружения.
Из того времени мне вспоминается случай, который стал пророческим. Как-то весь штаб артиллерии обсуждал вопрос обоснования бюджета. Многие хотели увеличить свой бюджет путем запроса денег для закупки новых танков и некоторых видов артиллерии. Выслушав все дебаты, я вставил свою ремарку:
"Вы проиграете. Поскольку, если приложить все усилия для оправдания закупки обычных вооружений и боеприпасов, а я знаю, что они нам нужны, думаю, вы получите деньги, но мало. Лучше обосновывать бюджет современными устройствами, которые пользуются популярностью, и я рекомендую увеличить запрашиваемую сумму именно на них, ограничившись достаточным, но меньшим, количеством обычных вооружений. В этом случае у вас будет больше шансов получить требуемый бюджет".
Но уже к осени 1955 года на этой должности я уже начал скучать и разочаровываться. Моя жизнь превратилась в постоянную борьбу за проталкивание бумажек через лабиринт сотрудников в попытке получить ответ. Я так и не понял, вызвана ли арамейская бюрократия попыткой сдержать расходы административными механизмами или же просто никто не хотел принимать решения.
Я был в очень дружеских отношениях с зам начальником штаба по материально-техническому обеспечению генерал-лейтенантом Картером Б. Магрудером, и его гражданским аналогом, помощником госсекретаря по закупкам и логистике Френком Хиггинсом. Тем не менее, я не помню, чтобы это помогало мне получать решение важных вопросов легче и быстрее.
Например, бывало, что после долгих споров с младшими офицерами я добирался до Магрудера и получал одобрение военного штаба, но это было только началом. Прежде, чем Хиггинс одобрял какой либо продукт в производство, он задавал тысячу и один вопрос. Причем, вопросы появлялись не сразу. Я уже считал вопрос решенным, но на следующее утро слышал: "Мистер Хиггинс хочет уточнить еще один вопрос в данном проекте" и крысиные бега возобновлялись.
Бывали моменты, когда я был убежден, что само здание Пентагона несет ответственность за неэффективность военных служб. Поскольку много людей с разными взглядами, находятся физически слишком близко друг к другу.
Больше правды, чем поэзии, в заезженной шутке о том, что: "ни один враг в здравом уме никогда не сбросит бомбу на Пентагон, так как сейчас, он больше помогает ему, чем мешает".
В результате ранней осенью 1955 года, я решил уйти на пенсии и посмотреть, смогу ли я зарабатывать деньги в мире промышленности. После я сообщил начальнику артиллерийского управления, что ухожу в отставку в марте или апреле 1956 года.
P.S
В данный момент пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
   66

RU спокойный тип #10.08.2020 20:41  @PSS#10.08.2020 13:10
+
-
edit
 

спокойный тип
Спокойный_Тип

старожил
★★
PSS> "Вы проиграете. Поскольку, если приложить все усилия для оправдания закупки обычных вооружений и боеприпасов, а я знаю, что они нам нужны, думаю, вы получите деньги, но мало. Лучше обосновывать бюджет современными устройствами, которые пользуются популярностью, и я рекомендую увеличить запрашиваемую сумму именно на них, ограничившись достаточным, но меньшим, количеством обычных вооружений. В этом случае у вас будет больше шансов получить требуемый бюджет".

он явно познал Дзэн проектного управления. хорошая книжка.
   79.079.0

PSS

литератор
★★
К тому моменту проект ВВС по созданию межконтинентальной ракеты "Атлас" уже шел полным ходом, но, по общему признанию, не мог быть поставлен на вооружение ранее конца 1959/начала 1960 года. В качестве промежуточной меры ВВС предложила создать более маленькую ракету с дальностью 1500 миль (2 400 км) в качестве дополнения к МБР.
Комитет под руководством доктора Джеймса Киллиана изучил ситуацию, включая прогресс России в развитии ПРО, и пришел к выводу, что создание ракеты дальностью 1500 миль является самой неотложной задачей Соединенных Штатов. Предполагалось, что данная ракета сможет нанести карательный удар по СССР с американских баз окружающих СССР, тем самым значительно усилив основной удар с пилотируемых бомбардировщиков.
Также в это время началось планирование создания научного спутника в качестве вклада США в Международный геофизический год (МГГ) который должен был продлиться с июля 1957 года, по декабрь 1958 года.
Проект доктора фон Брауна стал известен как проект "Орбитер". Он базировался на ракете "Редстоун" в качестве первой ступени, а также использовался для связки твердотопливных ракет, разработки Лаборатории реактивного движения, на верхних ступенях. Это было достаточно для запуска спутника массой примерно 20 фунтов (9 кг).
Но после долгих хлопот министр обороны утвердил проект "Авангард". Это была сложная трехступенчатая ракета, находящаяся в самом начале ее создания, и без использования отработанных компонентов. Но она была достаточно далека, от какой либо создаваемой системе вооружения, чтобы ее можно было представить как несекретный проект и привлечь гражданских ученых.
Причины этого решения никогда не обосновывались, стенография показывает достаточно плохой анализ ситуации, так что сомнительно, что кто-то вскроет подноготную, приведшую к выбору "Авангарда". Так или иначе, но опыт фон Брауна был проигнорирован.
Первоначально бюджет "Аванграда" оценили в 20 млн. долларов, которые потом превратились в 120 млн. Сумма, которая мало или совсем, не способствовала прогрессу в космонавтике, вооружениях или международном престиже США. Позже я расскажу об этом подробнее.
Тем не менее, проиграв в этом состязании, армия решила сосредоточить усилия на разработке ракет средней дальности (РСД). ВВС придумали новую собственную конструкцию, которая впоследствии должна была стать ракетой "Тор". Коллектив фон Брауна также упорно трудился над своим проектом, который должен был взять лучшее из опыта создания "Редстоуна", для разработки ракеты в кратчайшие сроки. Этот проект потом превратился в ракету "Юпитер"
На этом этапе разработки я был слабо осведомлен о происходящих событиях. Я часто беседовал с генерал-майором Симонсом, тогдашним начальником отдела исследований и разработок артиллерийского корпуса, так что представление об общей картине имел. Однако был слишком занят на своей работе, особенно в том, что касалось особенностей производства зенитной ракеты "Найк".
Тем не менее, я оказался вовлечен в самый разгар битвы вокруг РСД, когда меня назначили исполняющим обязанности начальника артиллерии из-за временного отсутствия генералов Камингса и Хинрикса. Мне тогда позвонил генерал-лейтенант Магрудер, заместитель начальника штаба по материально техническому обеспечению армии и попросил встретиться с ним и генералом О`Меаром для обсуждения ситуации связанной с заявкой армии на создание РСД.
Конкуренция между ВВС и Армией в этом вопросе была действительно велика. Каждый считал, что тот, кто получит заказ на эту ракету, автоматически получает ответственность за данную дистанцию боя. Армия исходила из представления, что данная ракета является логическим продолжением артиллерии. ВВС же утверждали, что это нонсенс создавать такую ракету для поддержки войск, такая ракета относится к оружию сдерживания, как и стратегические самолеты.
Более того, также был и военно-морской флот, не имевший предприятий и опыта создания подобной ракеты, но начавший активную кампанию по убеждению Министерства обороны в том, что данная ракета, установленная на корабле или подводной лодке, как раз и является наилучшим оружием, как сдерживания, так и карательного удара.
Но поскольку с этой идеей они вторгались в вотчину ВВС, у них не было другой возможности, как объединиться с армией в создании данной ракеты. После чего проект "Юпитер" был преобразован в ракету двойного назначения, которая должна была одновременно и мобильной наземной, и способной к запуску к корабля.
Время тогда было ключевым фактором, все понимали, что Министерству оборону нужна была организация, которая может быстро реализовывать задуманное. Армия была в самом разгаре формулировки концепции, когда меня вызвал генерал Макгрудер и озвучил свое предложение.
Изначально разработку "Юпитера" хотели просто передать команде фон Брауна в Редстоуновский Арсенал, но потом решили, в сложившихся условиях требуется более радикальное решение. Для создания новых ракет решили создать совершено новое армейское агентство. Агентство, которое смогло бы направить все свои усилия на развитие "Редстоуна" и "Юпитера".
Для поддержания идеи мы с генералом Комингсом вышли на работу в воскресенье. Должно быть, забавно смотрелись два генерала, клевавшие над пишущими машинками в окружении младших офицеров, в попытке выразить свою идею на бумаге.
В заключительном документе утверждалось, что армейское агентство по баллистическим ракетам (Army Ballistic Missile Agency -АБМА) должно быть создано, как независимое подразделение на базе Редстоуновского арсенала. Оно должно взять на себя руководство людьми и объектами в данном арсенале. Особой целью нового агентства являлась разработка ракеты "Юпитер" и перевод ракеты "Редстоун" из экспериментальной ракеты, в ракету, принятую на вооружение армии.
Уровень полномочий руководителя агентства был сравним с уровнем начальника штаба. Он имел право требовать от остальной армии любой необходимой помощи, без какой либо задержки. Впоследствии, это оказалось одним из самых важным активов нового агентства. Также было возможно принимать оперативные личные решения, связанные с закупками, строительством новых объектов и выполнению контрактов. Здесь будет уместно отметить, что за все четыре года работы ни разу не возникало вопросов относительно законности каких либо предпринятых действия. Данные полномочия назначались отдельным приказом Министра Обороны и Пентагону это не нравились. Все это время продолжалась закулисная возня по их отмене, так как, по мнению чинов Пентагона, нельзя было передавать столько власти в руки простого генерал-майора.
P.S
В данный момент пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
   66
+
+1
-
edit
 

PSS

литератор
★★
Изначально проблема была только в том, кто будет управлять агентством. Артиллерийский корпус не был щедро одарен генералами, обладающими и командирскими способностями и техническими знаниями, необходимыми для реализации проекта. Было предложено несколько кандидатур, однако ни одна из них не соответствовала полностью этим условиям. Причем, тогда я даже не относил себя к этой роли, так как мое решение об отставке было уже принято. Все изменилось, когда меня вновь пригласил к себе генерал Магрудер. Мы проговорили несколько часов. В частности он сказал, что если я возьмусь за работу, то армия получит возможность разработать важную для них ракету.
Я обсудил текущую ситуацию с женой, и мы решили, что я не имею права убегать от своих обязанностей, когда есть настолько важная и сложная задача. Так что я ответил генералу Магрудеру, что, если армия считает меня необходимым для данной работы, я отложу свои планы на пенсию. Именно с этой минуты я плотно погрузился в ракетно-космический бизнес.
Во время всех первичных, переговоров связанных с проектом "Юпитер", молодой полковник Никерсон был архивариусом всей важной информации, связанной с проектом, отношениями с ВМС и конкуренции с ВВС. Так как он был по натуре индивидуалистом, то всю эту работу он выполнял лично, и половина записей была либо в его голове, либо в виде отрывочных заметок, что он же и составлял. Мало какие из этих записок проникли в официальные архивы. Это заложило основу того, что я могу назвать самым горьким опытом моей работы в АБМА.
В ноябре 1955 года Министерство обороны, наконец-то выдало разрешение на совместную разработку ракеты для армии и флота. К нашему огорчению, на проекты были нанесены номера, и проект от ВВС получил № 1. Это ясно указывало, что нас рассматривали только как запасной вариант на случай проблем с проектом "Тор".
Также директива Министерства обороны указала, что главным вариантом "Юпитера" должен стать его "морской" вариант, сухопутный шел на вторых ролях. Так что армия совершенно правильно сделала, что в свое время объединилась с флотом.
Вскоре после этого меня уже официально назначили руководителем АБМА. Первым днем работы нового агентства стало 1 февраля 1956 года. Не смотря на то, что я был наделен очень широкими полномочиями, я решил использовать их, как можно реже. Большой частью организовывая сотрудничество с другими подразделениями, а не выдавая приказы.
Я должен был переехать в Хантсвилл 1 февраля и промежуток до этой даты мне запомнился, как время, когда я принимал самые быстрые решения за всю свою жизнь. В первую очередь, мне нужно было отобрать очень большое число квалифицированного персонала и обеспечить их переезд в Хантсвилл.
В качестве помощника по административным вопросам я взял молодого лейтенанта Горация Таусли по прозвищу Уати. Я действительно не знаю, как я мог справляться первые месяцы без его интеллекта и способностью выполнять тысячи моих заданий, ничего не пропуская. По сути, он стал моим адъютантом, а его записная книжка стала основной для многих официальных отчетов.
Второй проблемой, было изолированное расположение данного города, а следовательно мне нужно было обеспечить качественную связь. Из своего горького опыта я знал, что способность управлять, так же важна,как и способность общаться. Личный контакт был необходим для того, чтобы держать в руках все нити сложного проекта.
Виду своей удаленности, Хантсвилл тогда мог предложить только телефонную и радиосвязь плохого качества. К счастью, там была хорошая взлетно-посадочная полоса, так что я организовал большой трафик армейской авиации для организации авиасвязи.
Я использовал для своих разъездов армейскую авиацию, базирующуюся в Дэвиссон-Филде и Форт-Бельвуаре, тогда же я близко сошелся с одним из пилотов, капитаном Уилямом Баллардом. Первые месяцы мы буквально жили с ним в небольшом самолете, что мне был выделен. Не раз мы приземлялись в Ханствилле посреди ночи, не имея ничего на поле, кроме открытого сарая и одного телефона. Бил Баллард не только возил меня по стране, но и принимал самое активное участие в выбивание дополнительных пилотов и самолетов.
Во время моих первых официальных контактов с фон Брауном и его сотрудниками, мы быстро нашли общий язык. Под его подчинением было порядка 1700 человек, все они были учеными, инженерами или техниками. Высшие чины бывших немцев были приятны во всех отношениях. Я с самого начала был поражен их дисциплиной, настойчивостью и способностью сочетать теорию с практикой. Они также не боялись признавать свои ошибки - верный признак хорошего руководства и морального духа.
Для меня было очевидно, что для полной реализации фон Брауном своей команды мне нужно было предоставить им все условия. В частности создать специальную организацию которая избавила их от траты своего времени на что либо кроме технической работы. Эта организацию должна была взять на себя все вопросы закупок у подрядчиков, логистики и взаимодействия с ВМФ.
Из Вашингтона я смог выписать только несколько необходимых мне людей. Я вытащил полковника Милтона Кларка , затем вцепился в майора Леонарда Франкенштейна с моей прошлой работы. Тут снова на сцену вышел полковник Никерсон. Он прожил в Вашингтоне четыре года. Правила требовали чтобы он ушел из Пентагона 1 февраля, что совпало с днем основания АБМА. Он был умен, но недисциплинирован в своих методах ведения официальных дел и дал достаточно указаний о своем высокомерии. Но так как он очень хорошо знал всю предысторию проекта "Юпитер" и что его все равно должны были перевести из Вашингтона, то все это делала его назначение в АБМА логичным. Я тогда обсудил его кандидатуру с генералом Каммингсом и помню как в конце ему сказал: "Хорошо, я его возьму. Думаю, я смогу справиться одной дикой лошадью в моем сарае".
Последующая история показала, что я ошибался. Справиться с ним я не смог.
P.S
В данный момент пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
   66

PSS

литератор
★★
Редстоуновский Арсенал, которому предстояло стать моей оперативной базой на следующие четыре года, представлял тогда странную картину. Занимая площадь порядка 40 000 акров земли в излучине реки Теннеси, Арсенал был мешаниной старого и нового.
Первоначально Арсенал использовался военными во время Второй мировой войны в качестве завода по производству химических боеприпасов. Требования безопасности, предъявляемые этой работой, диктовали необходимость, как можно бо́льшего рассредоточения групп зданий по заданной площади. С 1950 года эта территория стала использоваться армией для разработки и производства ракет и реактивных снарядов. Тем не менее, «голые скелеты» узкоспециализированных и ныне заброшенных зданий химического производства, а также огороженная территория с символом черепа и знаком «зараженное» служили немым напомнанием того, что Арсенал когда-то создавался для совсем других целей.
Арсенал, как оперативное подразделение под командованием генерала Тофтоя, имел несколько задач. Прежде всего, Тофтой был "домохозяином" всего, что располагалась на этой земле: зданий, дорог, железнодорожных путей, линий электропередачи, паровых установок, водопроводной системы. То есть всего, без чего невозможно себе представить индустриальный город. Главной задачей Арсенала, конечно, была исследовательская работа, которая заключалась в разработке, поставке и обслуживании армейских ракетных комплексов. В дополнении к основным задачам, Арсенал также имел склады хранения, как боеприпасов, так и другой продукции.
Большая часть исследовательских работ производилась подрядчиками. Для взаимодействия с ними нужно было поддерживать компетенцию обеих сторон, поскольку, как показала практика, инженер без работы быстро теряет свою квалификацию. Так что необходимо было проводить большое количество научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, для поддержания высокого инженерного уровня. Это же была и единственная возможность гарантировать, что армия будет контролировать своих подрядчиков, а не будет в их власти. Это и была, так называемая, "Арсенальная система". Она была призвана обеспечить взаимодействие с промышленностью, которая привыкла работать, сотрудничая с ВВС.
У ВВС же никогда не было своего исследовательского, инженерного или производственного потенциала, и поэтому они по-другому относились к своим подрядчикам. В отсутствии своей базы, было сложно проверить технические рекомендации подрядчиков, поэтому естественно, что подрядчикам в ВВС предоставлялась бо́льшая свобода действий. Особенно привержена этой схемы работы была авиационная промышленность, которая всегда рассматривала армейскую систему, как потенциальный вызов собственной системе технической оценки. Этот конфликт привел, например, к тому, что команда фон Брауна оказалась в положении постоянной угрозы свободе действий авиационной промышленности.
Последними, но не менее важными, были еще три вида деятельности. Одна - для Армии, и еще две для промышленности. В северо-восточном углу резервации находилась артиллерийская ракетная школа (Ordnance Guided Missile School). Она предназначалась для обучения военных техников основам работы с ракетными системами в полевых условиях. Также в этой школе проходили обучение работе с нашими ракетами военные специалисты из других стран НАТО.
На территории Арсенала располагалась небольшая, но современная и очень эффективная лаборатория Rohm and Haas Corporation, занимавшаяся исследованием твердого топлива, а для Thiokol Corporation даже была выделена территория для разработки и создания твердотопливных двигателей.
Общее количество сотрудников Арсенала тогда составляло порядка 13 000 человек, из них почти 2 000 военных. За следующие четыре года его население должно было увеличиться до 25 000 человек. Но большой проблемой стала нехватка жилья. В самом Арсенале было всего 144 жилых помещения для военных. В городе Ханствиль было еще 16 000 квартир. В результате военные и гражданские работающие на Арсенале были разбросаны по всей северной Алабаме и южному Теннесси. Многие проезжали 50 миль (80 км) прежде, чем попасть на работу.
P.S
В данный момент я пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
   66

PSS

литератор
★★
Группа из 350 военных и 1700 гражданских составляла отдел разработки управляемых ракет (Guided Missile Development Division-GMDD). GMDD фактически занималась разработкой ракеты "Редстоун" и уже передала свою работу компании "Крайслер" для организации ее серийного производства. Эта группа под руководством Вернера фон Брауна сформировала ядро нового армейского агентства под моим командованием. Более 200 военных на самом деле было высококвалифицированными инженерами, но проходили обязательную военную службу в той области, в которой они получили образование. Такая практика была на пользу и им и армии США.
Ответственность ABMA распространялась далеко за пределы артиллерийского корпуса. Если бы я ограничился традиционным взаимодействием с корпусом связи, инженерным корпусом, транспортным корпусом, и командованием в форт Монро, то было бы много задержек и разочарований. Вместо этого я решил, что все обязанности этих организаций должны быть включены в ABMA. Я поговорил с руководством данных корпусов и попросил выделить мне офицеров, которым они полностью доверяют. Эти офицеры стали главой соответствующих групп в ABMA на которые и были возложены аналогичные обязанности.
Что касается командования Армии, то я обратился к нему и попросил выделить полковника К. Д. Паттерсона. Он был моим старым товарищем во время всей Европейской компании. Я знал его, как компетентного, агрессивного и прогрессивного специалиста, который не был подвержен старым артиллерийским догмам. Мы ж создавали принципиально новое оружие и подобные догмы могли стать помехой. Паттерсон возглавил уникальную группу, состоящую только из офицеров разных родов войск. Именно она отвечала за то, что наше оружие будет отвечать потребностям солдат в полевых условиях.
Здесь нужно сделать несколько замечаний об организации армии США. Ее структура состоит из трех родов войск и полдюжины технических служб, в которых офицеры проводят всю свою карьеру. Эта структура является результатом длительного развития армии. Все эти структуры, до принятия в 1947 году Закона об армии, были полностью независимыми подразделениями, со своими собственными бюджетами. Я считаю, что это создало противоречие в армии. Теперь при каждой попытке согласовать что-либо оказывалось, что у ВВС одно мнение, у ВМС другое и четыре у армии.
Подобно этому, ВВС страдали от того, что только летные офицеры считались высококлассными специалистами. А так как Армия создала в своих рядах людей «второго сорта» в технических и административных службах, то подчинение, какой либо технической службе воспринималось принижением достоинства офицеров разных родов войск.
Хотя я горжусь тем, что являюсь артиллерийским офицером, я приложил все усилия, чтобы все в ABMA почувствовали, что это именно общеармейское, а не артиллерийское подразделение. И не смотря на то, общаясь потом с артиллерийскими офицерами, я ощущал, что они считают меня, занявшего эту должность, предателем артиллерии. Я, в свою очередь, по сей день считаю, что это было единственным верным ходом для поддержания высокого морального уровня сотрудников.
К середине января у меня уже было достаточное число людей на ключевых местах. В частности мне даже удалось отозвать из-за границы полковника Глена Клейна и направить его в Лос-Анджелес в качестве моего представителя в штабе Генерала Шривера из дивизии баллистических ракет ВВС. У него было одно из самых сложных заданий, так как его должность можно было сравнить только с должностью посла в недружественной стране. К счастью, его такт, личность и интеллект были на высоте.
Все это время я проводил в Редстоуне. Его Арсенал тогда не имел большой репутации. Генералу Тофтою и его людям приходилось бороться за все, что у них было создано. Создание новой организации, с куда более высоким уровнем приоритета и неограниченными ресурсами, вызвало определенную ревность. Я пытался установить гармоничные отношения везде, где только можно, но столкнулся с тем, что если не применю свою власть, то программа будет поставлена под удар.
Однако, существование под одной "крышей" двух независимых организаций без единого командования (кроме начальника штаба армии), являлось причиной постоянных трений вплоть до марта 1958 года, когда было создано армейское ракетное командование.

P.S:
В данный момент пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
   77

PSS

литератор
★★
Самой большой проблемой изначально была жилищная проблема. На тот момент население Ханствилла составляло порядка 40 000 человек. В первые дни требовалось очень большие усилия, чтобы обеспечить жильем всех приезжающих в АБМА. Многие месяцы мои старшие офицеры провели в условиях далеких от адекватных. Еще больше проблем было с набором гражданских служащих. Я упустил очень многих грамотных специалистов только потому, что им негде было жить.
К счастью власти Ханстивла проявили понимание и готовность к сотрудничеству. Я очень благодарен мэру Сирси и его городскому совету и другим влиятельным гражданам за их мудрый и энергичный подход к решению наших проблем. Если бы город не смог в кратчайшие сроки удовлетворить наши потребности в расширении инженерных сетей, канализационных труб и дорог у нас были бы большие проблемы.
Я тогда заключил с властями города своеобразный "мирный договор". Я признал тот факт, что активное расширение гражданского населения города является проблемой. Эти люди должны были считаться жителями города, платили налоги в его казну значит и город должен был заботиться о них. Я же взял на себя полную ответственность за возросшее военное население.
Еще проблемой было размещение ВИП посетителей. Сначала их размещали в отеле Ханствила в 16 км от Арсенала. Но это было очень не удобно. Я обсудил проблему с генералом Тофтой и инженерами Редстоуна и мы нашли выход из положения. На територии Арсенала был старый фермерский дом возрастом более 100 лет. Он был слишком далеко, чтобы использовать его для размещения офицеров. Так как стоимость подключения электроэнергии и воды была чрезмерной. Но он был сделан из прочного дерева и его можно было перевезти на новое место.
Его переместили прямо напротив штаб квартиры Арсенала, подвели под него новый фундамент, изменили внутренние планировки и получили ВИП-отель по весьма доступной цене.
Сначала его окрестили колесным домом (Wheel House). Так как один солдат решил, что колеса для его перевозки останутся на нем. Но потом его официально назвали домом Говарда. В нем останавливались министр обороны, министр флота, секретарь армии, помощник министра ВВС, начальник отдела разработок армии США и многие другие.
Собственно высказал определенное недовольство только министр обороны Чарли Уилсон. В старом фермерском доме был камин в каждой комнате. В резервации росли красивые кедры и некоторые бревна были скошены так, чтобы был виден красивый кедровый узор в центре.Мистер Уилсон зловеще спросил сколько стоит красить бревна так, чтобы они так красиво выглядели? Также пошли вопросы о стоимости квартир, сколько денег мы вложили и т д.
Я объяснил ему ситуацию и показал, что это выгодное вложение средств. По сравнению со счетами за гостиницу в городе и постоянный проезд от нее. Но он не был впечатлен.
Вскоре после его возвращения в Вашингтон я стал получить контролирующие вопросы о моих расходах. Я подготовил тогда правительству полный отчет, из которого следовала выгода для налогоплательшиков США порядка 9%. После этого фурор утих но я так и не отправился от шока на реакции о трате настолько малой сумы денег по сравнению с затратами на весь проект.

P.S
В данный момент пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
Прикреплённые файлы:
 
   77

PSS

литератор
★★
Те, кто работал со мной долгое время, слышали как я вслух задавал себе следующий вопрос. "Есть ли какие-либо факты, способные повлиять на решение, но о которых я пока не знаю?". Если следовал ответ - "Да", то необходимо срочно было их получить. Однако, как не странно, по моему опыту значительная часть информации не влияла на итоговый результат. Чаще информацию заказывали из любопытства или подсознательного желания отсрочить принятие решения. Так что это фразу я чаще заканчивал: "У меня уже есть все необходимые факты - принимай решение!". Собственно я сформировал, что одна из моих работ это давать людям ответы, на основании которых они могут действовать. Оглядываясь назад, я считаю что это было одним из самых важных факторов той скорости с которой мы выполнили свои задачи. Однажды задав темп, мы не давали возможности ему ослабнуть.
Следующей важной задачей был контроль над работой и измерение прогресса в реализации нашей задачи. Специально для этого я создан в рамках АВМА контрольный офис, который я назвал "желтый свет". Он не имел реальных полномочий, его функция была именно в контроле за нашей работой. Он должен был иметь все знания о нашем прогрессе в той или иной сфере. Просто я превосходно знаю, что если что идет не так, то вы можете это не замечать, пока оно "не вскипит". Контрольный совет как раз и должен был вникать во все элементы системы, чтобы понять когда что-то пойдет не так. Другими словами, я должен был видеть желтый свет как можно раньше, чтобы успеть переключить его на зеленый.
Из-за приоритета, что был присвоен нашей программе, а также выводов комитета Киллиана относительно важности нашей ракеты, время было для нас решающим фактором. В результате мы построили всю систему именно на оценки затрачиваемого времени, а не ресурсов или денег. Исходный график создания "Юпитера" стал основным. Каждый день, установленный в графике, по испытаниям готовой ракеты или перехода к следующему шагу, был зафиксирован и изменению не подлежал. Очень легко сказать: "Мы идет по графику", если данный график составлен совсем недавно. Так как вы уже не уложились в график составленный месяц назад.
Постоянно отчитываясь о выполнении начального графика и сравнивая с ним весь наш прогресс, мы достигли ощущения, что время является самым важным ресурсом, а сам график почти священным. Тот факт, что все ответственные лица должны были лично приходить ко мне и обосновывать все действия и отсрочки, заставляло всех осознавать важность своей работы и прилагать титанические усилия, чтобы не выбиться из графика. В результате прежде чем предстать перед моим мрачным взором, они сначала исчерпывали все свои ресурсы.
Благодаря этому, мы не только шли по первоначальному графику, но и опережали его на протяжении всей программы "Юпитер". Более того, мы добились такой репутации по оперативности пусков с мыса Канаверал, что нам отдали полный приоритет по срокам, которые мы устанавливали для каждого нового пуска.

P.S
В данный момент пытаюсь собрать средства на издание книги о НИС "Космонавт Юрий Гагарин". Если заинтересовались https://planeta.ru/campaigns/143084
   77
Последние действия над темой

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru