НА ЗАТОНУВШЕЙ В 1972 ГОДУ СОВЕТСКОЙ ПОДЛОДКЕ К-19

 

fast

опытный



Daily "Факты" Александр ГОРОХОВСКИЙ, Игорь КОЗЛОВ, Игорь ОСИПЧУК (18.08.00)
ДВЕНАДЦАТЬ ПОДВОДНИКОВ ПРОЖИЛИ 24 ДНЯ — В КРОМЕШНОЙ ТЬМЕ, БЕЗ ПИЩИ И ВОДЫ
Их успели спасти. Смогут ли дождаться помощи 116 моряков на атомной подводной лодке "Курск", лежащей на дне Баренцева моря с 13 августа?


Тема затонувшей в Баренцевом море российской атомной подводной лодки К-141 "Курск" не сходит с первых страниц газет во всем мире. Мнения экспертов — что произошло и как спасать людей — во многом расходятся. А пока продолжаются эти споры, на глубине 107 метров в морском плену находятся 116 военных моряков. И никто не может точно сказать, что ждет этих людей...

"ФАКТЫ", тщательно проанализировав сообщения российских и зарубежных информагентств, попытались дать общую картину происходящего вокруг "Курска".

Основная версия — столкновение

Атомная подводная лодка К-141 "Курск" является флагманом российского подводного флота, построена в 1994 году, введена в строй в 1995-м. Это военный корабль, созданный в соответствии с новейшими технологиями. Длина 155 метров — полтора футбольных поля. Водоизмещение более 18 тысяч тонн. Максимальное число экипажа — 130 человек.

"Курск" потерпел аварию, участвуя в главных летних маневрах в Баренцевом море. (На подлодке-флагмане обычно находится штаб подводного флота, участвующего в учениях, однако руководство ВМС России предпочитает сей факт не комментировать.) Российские телеканалы с гордостью демонстрировали репортажи о них. Корабли Северного флота РФ доблестно отражали нападение условного агрессора, чья символика все же напоминала натовскую. И вдруг 13 августа связь с "Курском" была утрачена.

Подлодка врезалась в неопознанный объект. К этой версии все более склоняются российские эксперты, проанализировав видеосъемку поврежденной лодки и места катастрофы. Российские СМИ все еще поговаривают об американской подводной лодке. Эксперты из Пентагона считают, что К-141 налетела на подводные скалы. "Курск" лежит на не очень большой глубине — 107 метров. По международным стандартам, критической считается глубина, почти в пять раз превышающая эту. Так почему же экипаж до сих пор не спасен?

Российские военные утверждают, что на борту подлодки достаточно спасательных костюмов. Но лодка затонула очень быстро, и люди не успели ими воспользоваться. Западные эксперты ставят эту информацию под сомнение. Технологии последних 30 лет позволили разработать спасательные костюмы, выдерживающие давление на глубине в почти 200 м. Скорее всего, на борту "Курска" подобного снаряжения нет, либо повреждения, полученные подлодкой, более значительны, чем утверждает командование флота.

Американские и британские подводники считают, что их российские коллеги крайне ограничены во времени. Еще во вторник они отводили экипажу "Курска" всего 48 часов. Основные проблемы — нехватка кислорода, повышенная температура и, конечно, психологический климат. Впрочем, норвежские и финские контрольные станции не зафиксировали повышение уровня радиации — значит, система охлаждения остановленных реакторов "Курска" функционирует и температура в отсеках если и повысилась, то не на много. Ядерного оружия на борту нет.

В первые несколько часов спасательной операции на лодку подавались кислород и была установлена связь, согласно некоторым источникам. В дальнейшем это стало невозможным, вероятно, из-за сильного шторма.

Поврежденные носовые отсеки затоплены. Командование ВМФ РФ пришло к выводу саму субмарину пока на поверхность не поднимать, заниматься эвакуацией экипажа. Для этой операции россияне могут использовать две спасательные подлодки класса "Индия". Проблема заключается в неблагоприятных погодных условиях — в районе Североморска в эти дни штормит. Поскольку спасательные капсулы могут принять очень мало людей, понадобится много погружений, что в настоящее время нереально.

Американцы и британцы предложили свою техническую помощь. Флот США в подобных случаях использует спасательные подлодки класса DSRV. Одна из них, "Авалон", с успехом продемонстрировала свои возможности в прошлом году на специальных совместных учениях с Японией, подняв с океанского дна на поверхность экипаж японской субмарины "Хайашио". "Авалон" может одновременно принять на борт 24 человека, что в случае с "Курском" означает всего пять погружений.

В составе ВМС Великобритании есть спасательное подразделение, оснащенное подлодками "Скорпион" и "Геркулес-С130". Англичане, несмотря на отсутствие экстренных ситуаций в течение многих лет, регулярно тренируются и отрабатывают спасательные операции. Их опыт в эвакуации экипажей затонувших подлодок справедливо считается одним из лучших в мире. Бойцы этого спецподразделения как раз собирались на учения в Средиземном море, но были задержаны приказом сверху: британское командование предложило свою помощь россиянам. И американцы, и британцы обещали быстро доставить свои спасательные суда по воздуху, но российское командование долго отказывалось от помощи. Почему?

На этот вопрос у Москвы и Запада ответы тоже не совпадают. Российские эксперты считают, что у зарубежных спасательных подлодок и у "Курска" могут не совпасть по конфигурации и размерам люки. Это исключает возможность надежной стыковки, операция становится бессмысленной. Так зачем принимать помощь, если нет стопроцентной гарантии? Но в среду В.Путин дал разрешение принять помощь британского подразделения, оснащенного новейшей техникой — "подводными вертолетами".

Нынешней весной президент Путин спускался на дно Баренцева моря на подлодке класса "Курск". Даже прошел символический обряд крещения, принятый у подводников. Глава российского государства затем говорил о боевой славе русского флота и его обязательном возрождении. Августовские учения были призваны продемонстрировать всему миру, что Россия по-прежнему является сверхдержавой хотя бы с военной точки зрения. Авария на К-141 нанесла сильнейший удар по престижу российского Военно-морского флота. И чтобы восстановить его, Москва старалась решить возникшую проблему самостоятельно, без помощи Запада.

Советская подлодка К-19 сумела всплыть после столкновения с американской субмариной Аварии, после которых атомные подлодки оставались лежать на дне, крайне редки. В истории советского флота таких случаев четыре, американского — два. Причины части этих катастроф до сих пор не ясны. В ряде случаев выдвигались версии о столкновении с другими субмаринами, но неопровержимых доказательств нет. Впрочем, одно такое ЧП стало достоянием гласности. Его участниками стали советская подлодка К-19, печально известная рядом аварий, и американская "Гетоу".

Инцидент произошел в ноябре 1969 года. "Гетоу" выполняла разведывательное плавание в Баренцевом море невдалеке от берегов Советского Союза. К-19 занималась обычной боевой подготовкой. Лодки по невыясненным причинам не заметили друг друга, и "наша" носом врезалась в бок американской субмарины (заметьте, у "Курска" повреждение также оказалось в носовой части). К-19 стала крениться из-за попавшей в нее воды и идти на дно. К счастью, с помощью сжатого воздуха удалось вытеснить часть воды, выровнять лодку и всплыть. Интересно, что командир "Гетоу" ввиду специфичности задания получил весьма опасные полномочия — в случае преследования советскими судами открывать по ним огонь. Всплывшая с поврежденными торпедными аппаратами К-19 оказалась беззащитной мишенью. У командира минно-торпедной части "Гетоу", что называется, чесались руки, и он приказал взять советскую лодку на прицел. К счастью, у капитана хватило благоразумия отменить это распоряжение.

Это было уже третье по счету серьезное ЧП с К-19. Прежде из-за аварии реактора от переоблучения погибли восемь ее моряков. На флоте лодку стали называть "Хиросимой". В феврале-марте 1972 года, когда К-19 находилась в Атлантическом океане, на ней вспыхнул сильнейший пожар. В огне погибли 28 человек. Реакторы пришлось остановить, а дизельная установка не включилась. Экипажу с трудом удалось всплыть. Подоспевшая подмога эвакуировала часть людей, но еще 12 подводников оказались заблокированными в отсеке в корме, без пищи, воды и света. Из-за непрерывно бушующего сильнейшего шторма спасательные команды смогли добраться до "узников" только на 24-е сутки! Выводить людей на поверхность пришлось с завязанными глазами — чтобы не ослепли после длительного пребывания в полной темноте. Лодку отбуксировали в Северодвинск.

Субмарина К-429 была примерно в такой же ситуации, что и "Курск" Российские моряки уже имеют опыт спасения подлодки, беспомощно лежащей на дне. В 1983 году лодка Тихоокеанского флота К-429, по вине экипажа принявшая на борт слишком много воды для балласта, затонула на глубине 35 метров. Избыток воды можно было выдавить сжатым воздухом, но его пустили не по тем трубам, и он попросту стал стравливаться в море. Температура в некоторых отсеках подскочила до 50 градусов. На следующий день взорвались аккумуляторы. Воспользоваться спасательными камерами было невозможно — лодка лежала накренившись (примерно такая же ситуация сложилась и на "Курске"). На К-429 не оказалось половины индивидуальных дыхательных аппаратов (аквалангов), с которыми можно было попытаться спастись. Двое добровольцев выбрались через торпедные аппараты на поверхность, чтобы сообщить о положении на подлодке.

Надводные суда развернули спасательную операцию, которая без перерыва продолжалась 44 часа. Водолазы доставляли недостающие акваланги. И все же двое подводников погибли. Лодку вскоре удалось поднять. Но ее продолжал преследовать злой рок. Сразу же после ремонта она затонула возле причала завода.

Морякам К-429 повезло, что глубина под ними была небольшой. В противном случае их ожидала судьба экипажей двух американских подлодок — "Трэшер" и "Скорпион".

Авария с "Трэшером" произошла в октябре 1962-го. Это был новаторский по тем временам подводный корабль. Впервые на нем было установлено два ядерных реактора. А скорость достигала 55 км/ч. Лодка вышла на глубоководные испытания, но при возвращении на базу затонула. "Трэшер" долго искали и обнаружили на глубине 2,5 км. Спастись никому не удалось. Причина трагедии так и осталась неизвестной.

Примерно при таких же обстоятельствах в 1968-м погиб "Скорпион". Его искали несколько месяцев и обнаружили примерно на такой же глубине. Обе подлодки даже не пытались поднять из-за невероятной сложности операции.

Но это не значит, что подъем подлодок с огромных глубин невозможен. Красноречивым подтверждением тому является беспрецедентный проект "Дженифер", тайно реализованный американцами в 1975 году. Они тогда подняли с глубины 5 км советскую дизельную субмарину К-129 с баллистическими ракетами на борту. Работа обошлась в полмиллиарда долларов. Лодка затонула 8 марта 1968 года, неся боевое дежурство в Тихом океане. По мнению контр-адмирала Анатолия Сунгариева, занимавшего должность заместителя начальника разведки Тихоокеанского флота, есть весомые основания полагать, что К-129 столкнулась с американской подлодкой. Но американцы эту версию отрицают.

Когда субмарина не вышла на связь, в предполагаемый район аварии наши направили несколько кораблей, но так ничего и не нашли. Помогли американцы. Они обнаружили пятно солярки площадью в несколько квадратных километров, сообщили нашим. Были взяты пробы топлива. И когда убедились, что оно с К-129, Москва поставила в этой истории точку — власти даже не удосужились официально оформить факт гибели лодки и не опубликовали об этом сообщение. Такие обстоятельства давали любой стране юридическое право поднять субмарину. В Союзе на это махнули рукой. Считалось, что поднять лодку нереально.

Но другого мнения придерживались в Америке. Решение о поднятии К-129 принимали президент США Ричард Никсон и директор ЦРУ Уильям Колби. Оплатить беспрецедентный проект взялся миллиардер Говард Хьюз. Была построена огромная океанская платформа "Гломар Эксплорер". Она появилась в районе гибели лодки в конце 1974 года. Разведка Тихоокеанского флота взяла ее под наблюдение, но через несколько месяцев руководство ВМФ СССР решило прекратить слежение. Поэтому весть в июле 1975 года о поднятии носовой части субмарины прогремела для многих, как гром среди ясного неба. В Москве разразился ужасный скандал. Немедленно в район аварии К-129 вышли три советских боевых корабля с приказом любой ценой помешать работам. Но "Гломар Эксплорер" больше не появилась: платформа трудилась у берегов Мексики, поднимая с большой глубины старинный испанский парусник, нашпигованный драгоценностями.

МИД СССР ничего не оставалось, как обвинить Соединенные Штаты в осквернении памяти погибших моряков. Но ЦРУ было готово к этой претензии. Американцы передали советской стороне пленку, на которой была запечатлена церемония погребения в морской пучине останков шестерых поднятых на поверхность подводников в строгом соответствии с ритуалом, принятым в ВМФ СССР. Был даже исполнен гимн Советского Союза. В американских СМИ появлялась информация о том, будто Соединенные Штаты приглашали родственников этих подводников на погребение. Доказательств тому нет.

Советские атомные подлодки, как правило, гибли из-за пожаров Авария на "Курске" является нетипичной, ведь ЧП, приводившие прежде к затоплению советских атомных субмарин, происходили в основном из-за пожаров. Первая такая катастрофа произошла в апреле 1970 года в Бискайском заливе, в 300 километрах от берегов Испании, на подлодке К-8. Через шесть минут после начала пожара она всплыла, реакторы заглушили. Начались лихорадочные и безуспешные попытки спасти подлодку. Самые отчаянные отказались эвакуироваться на суда сопровождения и погибли вместе с нею — всего 52 человека. О катастрофе было заявлено только в 1991 году.

Подобная трагедия разыгралась в 1986-м с субмариной К-219, которая считалась лучшей в мире подлодкой. Опять же с пожаром справиться не удалось. Лодка всплыла. В течение семи суток экипаж боролся за ее жизнь, но затем был вынужден эвакуироваться. В пожаре погибли трое моряков.

Следующая катастрофа произошла с атомной подлодкой "Комсомолец" в апреле 1989 года в 480 километрах от Норвегии. Погибли 42 моряка. Многие считают: обратись советское руководство за помощью к норвежцам, эти люди были бы живы. Норвежские спасатели могли прибыть к месту аварии на вертолетах за 3 часа 45 минут до гибели лодки и за 5 часов до подхода советских судов. Но... После того как лодка камнем пошла на дно, часть экипажа, облаченная в спасательные жилеты, еще несколько часов находилась в ледяной воде, пять человек умерли от переохлаждения.

Остается надеяться, что горький опыт предыдущих аварий будет учтен и моряков "Курска" все же сумеют спасти.

Каждый упущенный час уменьшает шансы экипажа на спасение Ситуацию, сложившуюся на российской атомной подводной лодке "Курск", "ФАКТАМ" прокомментировал государственный инспектор Главной государственной инспекции по надзору за ядерной безопасностью Украины, капитан I ранга запаса Валерий Шепель, в прошлом — капитан атомной ракетной подводной лодки:

-- Я считаю, взорвалась аккумуляторная батарея или торпеда, возможно — ракета в носовой части, что вызвало повреждение носовых отсеков и ограждения рубки. Поэтому невозможно использовать для спасения экипажа всплывающую камеру и торпедные аппараты. Вероятно, индивидуальные дыхательные аппараты и спасательные костюмы остались в затопленном отсеке. Хотя и их использование не гарантировало бы полного спасения экипажа: люди будут всплывать очень быстро, из-за резкого перепада давления может развиться кессонная болезнь. Тех, кто всплыл, необходимо будет немедленно помещать в барокамеры. Насколько мне известно, таких барокамер на всем флоте немного, каждая способна принять не более трех человек. Так что в лучшем случае спасутся единицы. Для выхода у экипажа остался только один люк в кормовой части лодки. Остальные два — в носовой части и рубке — недоступны.

То, что "Курск" затонул с сильным креном, затрудняет использование спасательной техники. Есть шанс попытаться поднять саму лодку, воспользовавшись оборудованием американских военных. Но на подготовку такой операции нужно не менее месяца. Экипаж "Курска" столько ждать не может. Каждый час уменьшает шансы на спасение.

ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

"КУРСК" ПОДОРВАЛСЯ НА СОБСТВЕННОЙ ТОРПЕДЕ ЛИБО МИНЕ ВРЕМЕН ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Главком ВМФ РФ адмирал Владимир Куроедов склонен предположить, что в переднем торпедном отсеке "Курска" произошел взрыв. Пока это главная официальная версия расследования. Сотрудники военной прокуратуры Северного флота пытаются сейчас установить, что взорвалось: торпеда или, возможно, подводная мина времен Второй мировой войны, на которую налетела К-141. Однако у экспертов пока больше вопросов, чем ответов.

А бывший командующий Черноморским флотом Эдуард Балтин полагает, что "Курск", выполняя задание, всплыл на перископную глубину и натолкнулся на проходивший сухогруз или ледокол. К-141 — лодка большая, предназначена для плавания в океанских глубинах, и чем ближе к поверхности, тем менее чувствительны ее гидроакустические приборы. Удар носового отсека скорее всего пришелся в "бульбу" — специальное металлическое утолщение на носу судна для ломки льда. Столкновение было настолько сильным, что К-141 быстро затонула. А судно, тоже получившее повреждения, быстро скрылось с места происшествия. Теперь его следует искать в северных российских портах, предположительно в Архангельске. Но это уже задача ФСБ и военной разведки. Медлить нельзя, так как в доках экипаж может замести следы столкновения.

... Никто не может рассказать о том, что сейчас происходит на борту "Курска". Разве только те, кто сам побывал в подобных передрягах. Британскому офицеру-подводнику Джеффу Толлу судьба такую возможность предоставила. Но он со своими товарищами выжил. Сейчас является директором музея подводных лодок королевского флота. Вот что он рассказал на страницах газеты "Дэйли телеграф":

"Нет худшего кошмара для подводника, чем оказаться запертым на дне. Вот где ты понимаешь, что твоя жизнь зависит только от других. Сколько ни тренируйся, нельзя себя подготовить к подобному сценарию. При всем желании его не отработаешь до конца — жизнь и море всегда найдут для тебя парочку неприятных сюпризов.

Вы против своей воли переживаете период полного и вынужденного бездействия. Иногда люди срываются и вопреки приказам пытаются сами вырваться на поверхность. Это заканчивается трагически. Остается полагаться лишь на выучку, дисциплину и товарищескую взаимопомощь. Это главный закон подводников — сильный помогает слабому. Отношения вырабатываются месяцами в ограниченном замкнутом пространстве. Тут не уйдешь с работы домой.

Очень многое зависит от командира или от того, кто занял его место. Необходимо поддерживать моральный дух экипажа, чтобы люди не утратили желание жить, продолжали верить в спасение. Лучшее средство для этого — воспоминания о близких, ждущих на берегу, о том хорошем, что было в жизни. Они дают веру и надежду. Выживание зависит прежде всего не от физического состояния, а от морального.

И главное, нельзя расслабляться ни на секунду. Нужно помнить, что в каких-то сантиметрах за тонкими бортами в нетерпеливом ожидании шумит Его Величество море, готовое с радостью принять вас в свои холодные объятия".


 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru