Черток о начале прикладного ракетостроения в СССР

Теги:космос
 
AD Реклама Google — средство выживания форумов :)

LBS

старожил
ПЕРВОЕ РАКЕТНОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ

Воспоминания Б. Е. ЧЕРТОКА, члена-корреспондента РАН, Героя
Социалистического Труда, зам. Главного конструктора НПО
"Энергия", зав. кафедрой управления движением космических
аппаратов МФТИ

Развитие ракетной техники в интересах обороны страны
одновременно явилось базой для грандиозной эпопеи
человеческого дерзновения, небывалой по размаху и выдающейся
по своим научно-техническим результатам.

Бурное развитие всех направлений ракетной техники в интересах
обороны и, прежде всего, мощных межконтинентальных
ракет-носителей ядерных зарядов, создало условия для прорыва в
новую область человеческой деятельности - космическое
пространство.

Древнейшая мечта человечества о полетах в космическое
пространство и достижении других планет осуществилась не
утопистами, мечтавшими о межпланетных сообщениях, а инженерами
и выдающимися учеными, которые создавая оружие массового
уничтожения, одновременно, решали задачи практической
космонавтики.

Гиганты мысли прошлого - Кеплер, Ньютон, Эйлер, Фарадей,
Максвелл, Эйнштейн - оставили человечеству научное наследство,
которое позволило первым теоретиками космонавтики Мещерскому,
Циолковскому, Оберту, Зенгеру и другим сформулировать основные
закономерности механики движения ракет, космических аппаратов,
принципы работы ракетных двигателей, и высказать законы
управления.

В небесной механике, основах теории полета ракет, принципах
работы жидкостных ракетных двигателей, теории автоматического
управления и радиотехнике для ученых СССР, США, Германии,
Франции, Великобритании до начала второй мировой войны
практически не было секретов. Теоретически, все страны
обладали научным потенциалом, который давал возможность
развивать ракетную технику, я имею ввиду технику управляемых
ракет дальнего действия, параллельными путями.

Собственно, так это происходило в авиационной технике. Если
посмотреть на историю авиации, то мы увидим, что даже отсталая
Россия, а в последствии Советский Союз, к началу Второй
мировой войны и во время войны были на более менее одинаковых
с США, Великобританией и Германией уровнях. Кто-то временно
вырывался вперед, кто-то отставал, а потом догонял. Но во всех
странах достижения авиационной техники колебались не очень
значительно около некоего среднего, общего для тогдашней
цивилизации, уровня.

История развития ракетной техники - основы современной
космонавтики, сложилась по другому.

К концу Второй мировой войны только Германия обладала
управляемыми баллистическими ракетами дальнего действия.
Только в Германии во время войны была освоена технология
массового, серийного изготовления ракет, мощных ЖРД, приборов
и систем управления полетом. Ракеты создавались в гитлеровской
Германии как оружие возмездия за бомбардировки союзной
авиацией немецких городов.

Для создания этого оружия даже по современным масштабам в
Германии был создан крупнейший научно-исследовательский и
производственный центр в Пенемюнде, построен силами
заключенных подземный завод "Миттельверк" под Нордхаузеном с
производительностью выпуска 30 ракет в сутки, создана единая
общегосударственная инфраструктура промышленной кооперации и
соответствующие войсковые службы. Тысячи ракет были выпущены
по Лондону и другим целям.

Эта, грандиозная по масштабам в условиях тотальной войны,
работа имела для будущего развития ракетной техники гораздо
большее значение, чем для достижения стратегических целей.

Стратегические цели, которые поставило перед ракетным оружием
руководство гитлеровской Германии, не были достигнуты.

Наоборот, привлечение огромных средств, материальных ресурсов
и специалистов за счет совершенствования и производства
обычных видов вооружения, в первую очередь авиации, косвенно
явилось причиной, ускорившей поражение Германии. В конце войны
советская и англо-американская авиация прочно удерживали
господство в воздухе.

По трудоемкости одна ракета ФАУ-2 эквивалентна примерно двум
самолетам-истребителям. Если бы вместо тридцати ракет ФАУ-2 в
сутки немцы выпускали шестьдесят истребителей, союзная авиация
несла бы гораздо более тяжелые потери.

Вскоре после войны стало очевидным, что ресурсы Германии,
затраченные на стратегическое ракетное оружие, оказались
несоизмеримо большими, по сравнению с полученными
результатами.

Однако научно-технический потенциал, созданный немцами во
время войны, оказался для победителей, в первую очередь для
США и СССР, той исходной платформой, с которой были оценены
реальные перспективы ракетной техники.

При этом американцы имели перед нами существенные преимущества
в захвате ученых и специалистов-ракетчиков, технической
документации, архивов и материальной части в виде сотен
готовых ракет. Немецкие специалисты во главе с начальником
Пенемюнде генералом Дорнбергером и научным руководителем ракет
Вернером фон Брауном в августе 1945 года были вывезены в США.

Советская военная администрация была вынуждена поступить по
другому. В июле 1945 года мной и Алексеем Михайловичем
Исаевым, при поддержке местной военной администрации, был
создан в Тюрингии в городе Бляйхероде близ Нордхаузена
специальный институт "РАБЕ". По современным понятиям, это было
первое совместное советско-германское предприятие. В его
задачи входили: поиск оставшихся в советской зоне немецких
специалистов-ракетчиков, привлечение новых немецких ученых,
восстановление на территории Советской Оккупационной зоны
технической документации, освоение технологии и изготовление
ракет, двигателей, систем управления и наземного оборудования.

Эта инициатива была очень активно поддержана Командованием
гвардейских минометных частей и, в частности, генералом
Л. М. Гайдуковым.

В 1946 году Наркомат вооружения принимает на себя от
промышленности ответственность за развитие ракетной техники.
По инициативе наркома Устинова и Маршала артиллерии Яковлева
правительством принимается решение о существенном расширении
масштабов работ в Германии. В связи с этим создается институт
"Нордхаузен", в который действующий институт "РАБЕ" входит как
организация по системам управления.

Полуторогодовая деятельность институтов "РАБЕ" и "Нордхаузен"
на территории Германии протекала при участии большого
количества советских специалистов.

Начальником института "Нордхаузен" был назначен генерал
Гайдуков, а его заместителем и главным инженером
С. П. Королев. Королев, Глушко и ряд других, репрессированных
в 1937-38 годах, специалистов-ракетчиков были незадолго перед
этим выпущены из спецтюрьмы НКВД и командированы в Германию
для участия в работах по реконструкции немецкой ракетной
техники.

Одним из важнейших итогов работы советских специалистов,
командированных в институты "РАБЕ" и "Нордхаузен" из различных
советских конструкторских и научных организаций, было их
идеологическое объединение ради работы над единой общей
стратегической задачей.

Именно там, в Германии, впервые возникла идея создания Совета
Главных конструкторов, во главе которого уже в 1947 году стал
Сергей Павлович Королев.

В октябре 1946 года часть немецких специалистов, работавших в
институте "Нордхаузен" была специальным решением правительства
вывезена в Советский Союз. Они были распределены по основным
организациям различных министерств, которым постановлением от
13 мая 1946 года поручались работы по ракетной технике.

В частности при головном институте Министерства вооружения -
НИИ-88 (позднее был переименован в ЦНИИМаш, был создан филиал

близ города Осташкова. Техническое руководство немецким
коллективом этого филиала было поручено Гельмуту Греттрупу. В
этом коллективе он был единственным из ведущих немецких
специалистов, работавших в Пенемюнде совместно с фон Брауном.

Немецкие специалисты разработали и предложили проект ракетного
комплекса, существенно отличающийся от того, что делалось и
проектировалось в Пенемюнде. Как позднее написал в своих
мемуарах немецкий аэродинамик д-р Альброиз: "Ученые, пришедшие
в ракетную технику из других немецких организаций не знали,
что так делать нельзя и поэтому предложили проект,
принципиально отличный от схемы ракеты А-4 и по конструкции
двигателя и по системе управления и конструкции самой ракеты.

Этот проект был дважды тщательно рассмотрен научно-техническим
советом НИИ-88, получил положительное заключение, но так и не
был реализован.

Немецкие специалисты в 1947 году принимали участие в
экспериментальных пусках ракет А-4, собранных в Германии на
совместном предприятии "Нордхаузен". При этом ими была оказана
помощь как в методике подготовки летных испытаний, так и в
устранении одного из принципиальных недостатков системы
управления ракеты А-4 в том исполнении.

Как это ни кажется парадоксальным, но советские специалисты,
возглавляемые Главным конструктором Королевым, продолжили
дальнейшие разработки на принципах, гораздо более близких к
Пенемюндевскому наследию, чем предполагалось немцами.

Для отечественной ракетной техники и космонавтики 1947 год был
годом организационного формирования десятков новых
конструкторских, научных и производственных коллективов уже на
родной земле, их притирки друг к другу.

Хорошей школой для всех были летные испытания немецких ракет
А-4, проведенные на вновь созданном Государственном
Центральном Полигоне в районе Капустина Яра.

1947 год следует считать началом первого ракетного десятилетия
в нашей стране.

Не столь уж принципиально для истории начинать ли отсчет с
1946 или 1947 годов. Во всяком случае в эти, для круглого
счета, десять лет после тяжелейшей в истории всех народов
Советского Союза войны была создана научно-техническая и
промышленная база и государственная инфраструктура, которые
позволили Советскому Союзу стать ракетно-ядерной державой.

Главные конструкторы, во главе с Сергеем Королевым - Валентин
Глушко, Николай Пилюгин, Владимир Бармин, Михаил Рязанский,
Виктор Кузнецов и многие другие в Советском Союзе после войны
- прежде чем прославиться космическими достижениями, работали
над труднейшими по инженерной сложности проблемами боевых
ракет.

Это справедливо и для ученых и инженеров США. Американцы
добились блестящих успехов космонавтики во втором десятилетии
космической эры, мобилизовав для этого огромнейший потенциал
своего военно-промышленного комплекса.

Источник - газета МФТИ "За науку", э16, 8 апреля 1994

Просьба обсуждение, если воспоследует, затевать в отдельном топике.
 

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru