[image]

Долина Бекаа 1982

Теги:авиация
 
1 2 3 4 5 6 7 26
+
-
edit
 

Volodja

втянувшийся

Статья из "Мир оружия" март 2006
Вопрос Хану и другим летчикам: Какие именно ошибки допустили здесь сирийцы? Вроде как использования истребителей-бомбардировщиков соответсвует озвученной на форуме тактике - подошел низенько и сбросил бомбы по зрячему.
И можно ли было в озвученных в статье условиях прикрыть ИБ истребителями?

Виктор Марковский



Особый оттенок военному строи¬тельству придавало обязательство богатых соседей (в первую очередь — Саудовской Аравии) компенсировать потерю в боях каждой единицы воен¬ной техники. Такая «затратная эконо¬мика», помноженная на государствен¬ную идеологию и десятилетиями длив¬шуюся конфронтацию, сделала войну образом жизни, оправдывавшим не¬высокий уровень жизни (особенно на фоне соседних нефтяных стран), дик¬таторский режим бессменного прези¬дента и даже известное пренебреже¬ние исламскими традициями, которые заменяла наводимая правящей социа¬листической партией БААС жесткая дисциплина.

Как и во многих ближневосточных странах, военная авиация обладала приоритетом и даже была престижна (Асад, как и президент Мубарак, ко¬роль Иордании Хусейн и многие чле¬ны саудовской династии Фейсалов, был военным летчиком). До половины ВВС составляла ударная авиация, представленная истребителями-бом¬бардировщиками и боевыми вертоле¬тами. Компенсируя понесенные в ок¬тябрьской войне 1973 г. потери (Сирия лишилась 106 боевых самолетов, из них 54 истребителей-бомбардиров¬щиков),* СССР начал поставку новых машин уже в следующем году, причем ввиду срочности поддержка ближне¬восточных партнеров опережала даже перевооружение современной техни¬кой союзников по Варшавскому дого¬вору, а то и собственную армию.

Первые МиГ-23БН вместе с истре¬бителями МиГ-23МС прибыли в порт Латакия в 1974 г., причем Сирия, по примеру СССР, не ограничилась одним типом истребителей-бомбарди¬ровщиков. Она получала параллельно Су-20 (а затем и Су-22М), хотя они практически не отличались по боевым возможностям. Передача сирийцам первой партии Су-20 состоялась вес¬ной 1973 г., еще до того, как эти ис¬требители-бомбардировщики стали получать советские ВВС. Экспортные МиГ-23БН и «сухие» сирийского зака¬за в «исполнении Б» отличались обо¬рудованием, не имели комплекса уп¬равляемого вооружения и могли ис¬пользовать только обычные авиабом¬бы и НАР. Соответствующее внима¬ние было уделено освоению новой техники, причем переучиванию спо¬собствовало хорошее взаимопонима¬ние, уважительное отношение сирий¬цев к нашим инструкторам (нечастое в арабских странах) и, в значительной мере, как отмечалось в их характери¬стиках, «...хорошо развитое мышле¬ние, решительность и высокая про¬фессиональная направленность».

Популярное (и поддерживаемое противной стороной) мнение о том, что основной причиной многих неудач и слабой результативности арабских летчиков являлась их низкая техничес¬кая грамотность, безволие и отсутствие боевого настроя мало соответствует действительности. Не отрицая специ¬фики восточного менталитета, совет¬ские инструкторы при обучении си¬рийских летчиков и техсостава отно¬сили их к наиболее подготовленной группе, отзываясь следующим обра¬зом: «Уровень профессиональной выучки достаточно высокий. Группа дисциплинированная и организован¬ная. Чистоплотны и опрятны. В большинстве хорошо развиты физически. Вежливы, общительны, скромны, гос¬теприимны. Самолюбивы и обидчи¬вы, не прощают обид. Критику вос¬принимают правильно, но склонны переоценивать свои силы. Эмоцио¬нальны, не всегда умеют сдерживать себя, некоторые вспыльчивы. Уро¬вень психических функций достаточ¬но высокий, хорошо развито логичес¬кое и аналитическое мышление. В обучении проявляют любознатель¬ность и усидчивость, но инициативу проявляют редко. С желанием изуча¬ют технику. В полете могут допускать отклонения от полетных заданий. В полете и при проверках держатся уверенно. В сложных ситуациях решительны, но напряжены. Летную нагрузку выдерживают хорошо и быстро адаптируются к смене об¬становки».

Весной 1982 г. сирийские ВВС на юге страны располагали ударными машинами в составе 3-х авиабригад (формирований, близких к полку со¬ветских ВВС и насчитывавших 2 — 4 эскадрильи). 34-я истребительно-бом-бардировочная авиабригада (Су-22М и МиГ-23БН) дислоцировалась на ба¬зе в Насрийя, 68-я {Су-20, Су-22М и МиГ-23БН) — на базе Хомс, а сме¬шанная 17-я (помимо 2-х эскадрилий МиГ-23БН, имела 2 эскадрильи истребителей МиГ-23МФ) — на базе Сигаль.

Всесторонне поддерживая союзни¬ка, Минобороны содержало в Сирии крупнейший советнический контин¬гент. Авиаторами руководил главный советник по ВВС генерал-майор В. А. Соколов, знаменитый летчик и герой Отечественной войны. К каж¬дой бригаде была прикреплена группа из 10 — 12 советских советников и специалистов из числа летного и технического состава (советников имели сирийские командиры бригад, комэски и инженеры бригад). Не огра¬ничиваясь советским Курсом боевой подготовки, сирийцы расширяли его за счет новых приемов, часто на пре¬деле возможностей самолета. Этого требовала боевая обстановка. Про¬грамма подготовки ИБА включала по¬леты на предельно малых высотах и с огибанием рельефа местности с обязательной отработкой бомбоме¬тания и пусков ракет, а также освое¬ние противоракетных маневров — «змейки», «винта», «реверса» и «ко¬локола».

К лету 1982 г. все шло к очередной войне. С июня 1976 г. сирийские вой¬ска находились в охваченном граж¬данской войной Ливане, разместив¬шись на востоке и юге страны, где не без их помощи пролегла настоящая линия фронта между палестинцами и Израилем. По базам палестинцев израильской авиацией наносились от¬ветные удары, периодически в бой вступали развернутые здесь же ЗРК сирийцев. 6 июня израильтяне начали операцию «Мир для Галилеи», двинув войска через ливанскую границу. Вторжение на контролируемую сирий¬цами территорию тут же вызвало от¬ветную реакцию, и развернулись пол¬номасштабные боевые действия на земле и в воздухе.

Израильтяне в буквальном смысле шли «ва-банк» — им предстояло иметь дело не только с палестинскими группировками, имевшими свою ар¬тиллерию и бронетехнику, но и с регу¬лярными частями армии Сирии и ее авиацией, наиболее мощными и под¬готовленными на Ближнем Востоке. Мощный кулак из нескольких танко¬вых и моторизованных бригад сирий¬цев, развернутый в Ливане, прикры¬вался 19 зенитными ракетными диви¬зионами, оснащенными вполне совре¬менной техникой — ЗРК «Квадрат» и «Печора-М». Группировка ПВО в до¬лине Бекаа обеспечивала 3 — 4-крат¬ное взаимное огневое перекрытие и высокую плотность огня во всем ди¬апазоне высот и представлялась бо¬лее чем надежным щитом против из¬раильской авиации.

В первые дни конфликта сирий¬ская ИБА не была задействована — сказалось слабое представление о си¬лах и намерениях противника. К исхо¬ду 7 июня стало ясно, что идут не ря¬довые приграничные стычки. Изра¬ильские войска быстро продвигались на север, танковыми клиньями выдви¬гаясь во фланг сирийской группиров¬ке в Ливане. Разведданных по-преж¬нему не хватало, приходилось пола¬гаться, в основном, на донесения от сухопутных войск, то и дело запазды¬вавшие из-за быстро меняющейся об¬становки. В бой предстояло вступать в крайне невыгодных условиях, имея дело с сильным противником и дей¬ствуя на территории третьей страны. Израильские войска двигались к Бей¬руту по приморским долинам, воздуш¬ное пространство над которыми не просматривалось сирийскими РЛС, отсутствовала и надежная связь с КП (мешали высокие горные хребты, тя¬нувшиеся вдоль всей границы по ли¬ванской территории). 2 передовых ра¬диолокационных поста сирийских войск в долине Бекаа имели очаговое ограниченное поле обзора. В этих ус¬ловиях сирийской ударной авиации предстояло действовать вслепую, связь и проводка на высотах менее 2500 м исключались.

Вместе с тем, сухопутные войска сирийцев крайне нуждались в под¬держке ИБА: противник наступал пре¬восходящими силами 5-ти дивизий (против примерно 2-х у сирийцев), в составе которых имелось более 1000 танков. Контрудары и встречные танковые сражения носили ожесто¬ченный характер, и своевременные удары с воздуха могли бы изменить ситуацию. Части израильтян продви¬гались вперед, с боями с темпом 15 — 20 км в сутки. Их авиация, дей¬ствовавшая в интересах наступающих войск, выполняла по 350 — 400 выле¬тов в сутки. Сирийцы ограничивались вылетами истребителей, стремивших¬ся не допустить удары по своим войскам. Использовать для непосред¬ственной поддержки МиГ-23БН и «су¬хие» не позволяла слабость боевого управления (нарушение связи, мо¬бильный характер столкновений и от¬сутствие подготовленных авианавод¬чиков делали ее малоэффективной), но оставалась возможность нанесе¬ния ударов по заранее намеченным целям (скоплениям и колоннам танков и мотопехоты), поражения выдвигаю¬щихся резервов и ближних тылов.

Су-22М поначалу в бой не вводили и использовали только для разведки, привлекая для выполнения боевых за¬дач более подготовленные части ударных «мигов». Каждой эскадрилье МиГ-23БН назначили 2 — 3 «своих» маршрута к выбранным районам. Маршруты загодя были просчитаныс учетом данных о радиолокационном поле противника, чтобы полеты прохо¬дили в затененных зонах с использо¬ванием лощин и горных распадков, не просматриваемых израильскими РЛС. Предварительно с пилотами бы¬ли проведены тренировки в схожих ус¬ловиях на своей территории, выполня¬лись полеты с огибанием рельефа на скоростях 850 — 900 км/ч. Это обеспе¬чивало МиГ-23БН наилучшую манев¬ренность, быстрый разгон перед ата¬кой и возможность ответной реакции при встрече с вражескими истребите¬лями.

8 июня в районе Джезин была об¬наружена крупная группировка изра¬ильских танков и мотопехоты, проби¬вавшихся к ключевому шоссе на Бей¬рут. Для удара по ним на аэродроме Сигаль подготовили восьмерку МиГ-23БН майора Муниба. Самолеты группы несли ФАБ-500, ФАБ-250 и ОФАБ-100-120 на многозамковых держателях. С учетом небольшого расстояния до цели, машины ушли с предельными нагрузками: в коман¬дирском звене на первую пару подве¬сили по 6 «пятисоток», на вторую — по 8 ФАБ-250, все самолеты второго звена несли по 16 ОФАБ-100-120.

Взлетев, восьмерка прижалась к земле и на высоте 100 м пошла к це¬ли. В воздухе сразу же сильные поме¬хи прервали радиосвязь. В «память» бортовой системы управления был за¬ложен просчитанный маршрут с тремя изломами, обеспечивавший макси¬мальное использование извилистых ущелий. Прячась в горных проходах, группа шла вытянутой колонной, дер¬жась острыми пеленгами в паре и рав¬няясь по ведущему. Плотная облач¬ность выше 500 м позволяла рассчи¬тывать на скрытность, но и обещала трудности при заходе на цель. Уже на 9-й минуте группа вышла к месту на несения удара, затянутому пеленой пыли и дыма. Тем не менее, отыскав внизу скопление техники, «миги» бое¬вым разворотом набрали высоту 1200 м и довернули для атаки. Бомбо¬метание выполняли парами с полого¬го пикирования с углом 100. Выйдя из атаки, командир решил повторить за¬ход, используя оставшиеся бомбы. Однако внезапность была утеряна, и пару встретил зенитный огонь. МиГ-23БН Муниба был подбит, а лет¬чику пришлось катапультироваться. Самолет его ведомого также получил повреждения, но летчик сумел отвер¬нуть машину и покинул ее через не¬сколько минут уже над своей террито¬рией. Такая же судьба постигла пред¬последний самолет восьмерки — не сбросив бомбы сразу, летчик пред¬принял второй заход, попал под огонь и катапультировался из подбитой ма¬шины.

На свой аэродром вернулись толь¬ко 3 МиГ-23БН. Ведомый командира второго звена потерял группу в обла¬ках, однако сумел самостоятельно отыскать цель и сбросить бомбы. Пос¬ле атаки он выскочил к морю, удачно увернувшись от израильских истреби¬телей, сориентировался по береговой черте и повернул обратно, взяв курс домой строго на восток. Из-за малого остатка топлива он сел на аэродроме истребителей в Блейре. Из 3-х ката¬пультировавшихся летчиков один ока¬зался в плену, 2 других получили ра¬нения и попали в госпиталь.

В районе цели бомбовым ударом были уничтожены около 20 танков и 2 роты израильской мотопехоты. Бо¬евая задача была выполнена, но слишком дорогой ценой. Впредь решили на задание посылать группы меньшего состава, не более звена МиГ-23БН. Это хоть и снижало эф¬фективность, но провести большую группу на малых высотах, скрываясь по ущельям и обходя горы, оказалось невозможно: растянувшись в колон¬не, летчики теряли друг друга при ма¬неврах, затягивалось и время нанесе¬ния удара, из-за чего замыкающие пары встречал огонь зенитчиков. Кро¬ме того, выяснилось, что все задачи приходится выполнять под наблюде¬нием отлаженной противником систе¬мы радиолокационного контроля. Со стороны моря за воздушной об¬становкой следили израильские ра¬диолокационные дозорные «хокаи», оборудование которых позволяло ви¬деть самолеты и на фоне земли, а юг Сирии, где находилось большинство используемых аэродромов, просмат¬ривали радиолокационные посты с Голанских высот. Так же активно ра¬ботала служба подслушивания и ра¬диоперехвата, хотя соблюдению скрытности и секретности сирийцы уделяли должное внимание. Израиль¬ская техника была очень эффектив¬на: случалось, что и телефонные рас¬поряжения и переговоры через счи¬танные минуты расшифровывались противником.

В свою очередь, ведущийся сирий¬цами встречный радиоперехват при¬водил к неутешительным выводам: отлаженная организация боевого уп¬равления израильтян в сочетании с непрерывным сбором информации позволяла им гибко «дирижировать» боевыми действиями, используя каж¬дую минуту в свою пользу. Дежурив¬шие вблизи района воздушные КП контролировали обстановку в возду¬хе, тут же реагируя на попытки сирий¬цев ввести в дело авиацию, переда¬вая данные своим истребителям и ударным группам, предупреждая их о возможной опасности и давая целе¬указания. Попутно ВКП помогали лет¬чикам ориентироваться, распреде¬лять усилия в группе и даже контро¬лировали остаток топлива, подавая своевременные команды (садится на вынужденную в этих местах было просто негде, и забывчивость не раз приводила к потере самолета). Под их «присмотром» практически в каждом вылете и приходилось действовать сирийцам. По результатам радиопе¬рехватов команды на занятие рубе¬жей для их встречи истребители про¬тивника получали за 5 — 10 мин до выхода «мигов» в назначенный район. На беду, в тот же день 8 июня комбинированным ударом вертолетов с моря и самолетов «Кфир» израиль¬тянами был разрушен передовой си¬рийский пункт авианаведения Хальда в 10 км южнее Бейрута. Израильтяне определенно старались не оставить противнику никаких шансов. Внезап¬ность, обеспечивающая успех, для си¬рийцев тем самым сводилась «на нет».

10 июня продолжались танковые бои в долине Бекаа вдоль сирийской границы. Израильтяне вышли к юж¬ным окраинам Бейрута и грозили пе¬ререзать шоссе на Дамаск. Для удара по их группировке в районе Маасаф-Шуф с аэродрома Сигаль около по¬лудня взлетело звено МиГ-23БН. По¬лет выполнялся на предельно малой высоте с огибанием рельефа, однако

; на маршруте произошла непредви¬денная встреча со своими вертолета-

• ми «Газель», выполнявшими противо¬танковые задачи. Уклоняясь от столк¬новения, летчики разошлись, а на вы¬ходе из межгорья, где предстояло с набором высоты осмотреться и до¬вернуть на цель, слева появились F-16. Первая пара энергичным разво¬ротом с перегрузкой до 5 ушла из-под удара, при этом летчики успели заме¬тить дымные следы прошедших рядом ракет. После маневра они обнаружи¬ли внизу танки и БТР с яркими оран¬жевыми кругами на крышах — опоз¬навательными знаками израильтян в ливанской операции.

Для обеспечения скрытности си¬рийцы звеном ушли за гору и вновь зашли на цель с другой стороны. Пер¬вой паре удалось атаковать внезап¬но — разогнавшись, «миги» прицель¬но сбросили бомбы. Второй паре не повезло: оба самолета, задержав¬шись с выполнением маневра, были сбиты над целью. Доложить о проис¬ходящем летчики не сумели — связь полностью прервалась из-за сильных радиопомех.

Спустя полтора часа для удара по обнаруженным танкам по тому же маршруту к озеру Карун ушла следу¬ющая пара МиГ-23БН. Связь с ними была быстро потеряна, и с задания они не вернулись.

Еще одна пара взлетела следом, направившись в район Эль Ауди для бомбардировки группы танков. Подхо¬дя к цели на бреющем полете, летчи¬ки по сигналам системы предупреж¬дения СПО-10 обнаружили работу РЛС израильских истребителей. Оста¬валось только 20 с полета до расчет¬ной точки, и летчики начали боевой заход. На боевом курсе прошло опо¬вещение о захвате — противник был готов к стрельбе. Атаковать с пикиро¬вания помешала плохая видимость (в воздухе висела гарь и пыль, подня¬тые огнем и гусеницами десятков бое¬вых машин), из-за чего бомбы при¬шлось сбросить «с горизонта». На вы¬ходе из атаки ведущий уклонился от зенитной трассы, но тут же заметил впереди самолет противника. Летчики легли на обратный курс, огибая гор¬ную гряду. Над ней появились еще два вражеских самолета. Чтобы оторвать¬ся, сирийцы включили форсаж, пере¬вели крыло в положение 72° и стали выполнять противоракетную «змей¬ку». Однако противник шел вдогонку, и уже после выхода на свою террито¬рию ведомый ощутил удар сзади — разрыв ракеты, повредивший двига¬тель. Летчик все же дотянул до аэро¬дрома Меззе и сумел сесть. Уже на пробеге дымящийся МиГ загорелся. Пилот успел выключить двигатель и включить пожаротушение перед тем, как выскочить из кабины, но МиГ-23БН сгорел на полосе. Ведущий же благополучно вернулся на свой аэ¬родром.

Вечером перед заходом солнца с аэродрома Сигаль на ту же цель был совершен еще один вылет. Пара МиГ-23БН, несших по 4 ракетных бло¬ка УБ-32, направилась по прежнему маршруту, прижимаясь к земле. Обе машины с задания не вернулись. Одна из них была сбита над дорогой Бей рут-Дамаск расчетом ПЗРК «Ред Аи»: заметив низколетящий самолет, изра¬ильские зенитчики выпустили 2 раке¬ты, одна из них прошла мимо, а вто¬рая поразила цель.

Больше МиГ-23БН из 17-й авиа¬бригады к боевой работе не привле¬кались. Потери за 2 дня были слиш¬ком ощутимы — в 18 самолето-выле¬тах бригада лишилась 10 самолетов. Противник быстро обнаружил ис¬пользовавшуюся сирийцами пару горных проходов, по которым удар¬ные группы выходили к долине Бе¬каа. На пути к цели потерь не было — укрываясь в распадках, сирийские самолеты скрытно преодолевали гор¬ный хребет, но на выходе их уже жда¬ли истребители. Свою роль играла эффективная служба радиоперехва¬та и радиотехнической разведки из¬раильтян, не ограничивавшихся по¬мехами связи, а вмешивавшихся в радиообмен, давая ложную инфор¬мацию. В одном из таких случаев летчик МиГа, подчиняясь указаниям «наводчика», оказался вдалеке над горами, спохватился, когда стало за¬канчиваться топливо, но все же су¬мел дотянуть домой.

Сковывающей становилась и сама разученная тактика использования рельефа местности и прорыва на пре¬дельно малых высотах, вынуждавшая летчиков использовать одни и те же горные проходы. При этом пройти к району удара иначе как по одному из двух маршрутов оказывалось невоз¬можно, и эта шаблонность была на ру¬ку противнику.
   
+
-
edit
 

Volodja

втянувшийся

Продолжение

Проводя анализ радиолокационно¬го поля, организованного израильтя¬нами над районом боевых действий, советские советники определили: со¬вершая полет на стометровой высоте сирийские самолеты «засвечивают¬ся» противником уже на расстоянии 30 — 40 км от цели. И в худшем слу¬чае, с учетом запаздывания и прохож¬дения команд, израильские перехват¬чики и расчеты ПВО получали целеу¬казание с «форой» в 1,5 — 2 минуты до того, как «миги» выходили на ру¬беж атаки. Играть приходилось, что называется, не только на поле против¬ника, но и по его правилам. «Предуп¬режден — значит, вооружен» — древ¬няя латинская поговорка подтвержда¬лась здесь же, в Галилее.
Вечером 10 июня в бой вступила эскадрилья МиГ-23БН с аэродрома Насрийя. Сирийцы отказались от вы¬летов в составе звеньев, когда летчи¬кам оказалось сложно сохранять бое¬вой порядок на маршруте в тесных горных распадках. Выбора, однако, не было, пришлось использовать прежнюю тактику. С небольшими промежутками на задания ушли 5 пар самолетов. Первые 2 МиГ-23БН взле¬тели под вечер для удара по танкам и мотопехоте в районе Кфариа. Са¬молеты несли по 6 бомбовых касет РБК-250 с противотанковыми бомба¬ми ПТАБ-2,5. На этот раз на выборе боеприпасов настояли советские спе¬циалисты группы вооружения: по бронированным целям кассеты были наиболее эффективны, и каж¬дая РБК-250 при сбросе с высоты 1000 м обеспечивала зону сплошного поражения на площади в гектар. На предельно малой высоте по межго¬рью пара вышла в район цели север¬нее о. Карун, где летчики обнаружили захват РЛС вражеских истребителей, ожидавших их впереди, в спешке сбросили РБК «с горизонта», после чего ушли на свой аэродром.
Следующая пара поднялась для бомбардировки израильской группи¬ровки у Рашевальди. Машины также несли на всех узлах РБК-250. Выйдя на цель, летчики сделали горку, и тут ведущий увидел истребители F-15. Уклонившись умелым выполнением встречного маневра и снижением, летчики сбросили бомбы «с горизон¬та», ушли на предельную малую высо¬ту и вернулись на базу.
Очередные 2 МиГ-23БН с боевой нагрузкой по 8 ОФАБ-250-270 ушли на цель следом, но вновь изменили мар¬шрут. Уже при подходе к цели они вы¬полнили обманный отворот, «крюч¬ком» зайдя с неожиданного направле¬ния. Это принесло удачу — не встре¬тив противодействия противника ни с земли, ни с воздуха, летчики успеш¬но отбомбились и вернулись на аэро¬дром.
Для нанесения повторного удара в район Кфариа через несколько ми¬нут направили четвертую пару. Каж¬дый самолет нес по 16 ОФАБ-100-120. Пара шла по тому же удачному марш¬руту, но и противник реагировал с по¬хвальной быстротой. Поначалу удача сопутствовала сирийцам: они без по¬мех вышли к цели, нанесли прицель¬ный удар градом «соток» и разошлись на выходе из атаки. Отставший ведо¬мый получил сигнал СПО-10 о захвате противником, сорвал его резким раз¬воротом и тут заметил впереди пару F-16, быстро сближавшихся с веду¬щим. Один из F-16 выпустил по нему ракету, после чего подбитый МиГ-23БН пошел на снижение (на аэ¬родром он не вернулся). Второй F-16 после атаки прошел рядом с ведо¬мым. Сирийский летчик попытался расстрелять его из пушки, но очереди не последовало — оказался не вклю¬ченным переключатель «пушка». На перехват сирийской пары были брошены большие силы, и о поединке речь не шла — нырнув под истреби¬тель противника, сириец был атако¬ван еще одной парой F-16. В этой схватке летчики стоили друг друга, и он вновь сумел вывернуться из «клещей», уклонившись от 2-х ракет упреждающим разворотом. Оторвав¬шись от противника, летчик благопо¬лучно привел самолет на базу.
Тут же на Рашевальди ушла еще одна пара, несшая по 4 ракетных бло¬ка УБ-32 с ракетами С-5К. Полет вы¬полнялся на высоте 50 — 100 м. Лет¬чики успешно отработали по цели с пикирования и избежали зенитного огня, но на отходе от цели были вновь перехвачены F-16 . Включив форсаж, сирийцы крутым разворотом им на¬встречу ушли из-под удара — ракеты прошли рядом. Оба МиГ-23БН возвра¬тились домой.
Летчики эскадрильи из Насрийя продемонстрировали лучшую выучку, выгодно отличалась и проработка вы¬летов — выбор и смена маршрутов, рациональная боевая загрузка, плани¬рование и очередность ударов. Это позволило даже повторные налеты произвести с минимальными потеря¬ми — за день в 10 самолето-вылетах был сбит только один МиГ-23БН, в то время как их соседи из 17-й авиабри¬гады в тот же день несли потери в каждом вылете и в ходе стольких же самолето-вылетов лишились 7-ми МиГ-23БН.
То, что происходило тем време¬нем на земле, выглядело катастро¬фой. Проведя тщательно спланиро¬ванную и организованную операцию, в течение одного дня израильтяне разгромили сирийскую группировку ПВО. Силами более 200 ударных са¬молетов при поддержке средств РЭБ в этот и последующие дни они выве¬ли из строя все до единого дивизио¬ны современных ЗРК, разгромив их стартовые позиции и оставив сирий¬ские войска без прикрытия от ударов с воздуха.
11 июня израильтяне оказались у шоссе Бейрут-Дамаск и вышли к го¬родским кварталам ливанской столи¬цы. В долине Бекаа продолжались бои с танковыми бригадами сирийцев. С утра в этот день для ударов выдели¬ли Су-22М и вновь привлекли МиГ-23БН из Насрийя. Тем временем противник усилил истребительный за¬слон.
День начался с операции, для кото¬рой и берегли Су-22М. Эскадрилье ис¬требителей-бомбардировщиков пред¬стояло внезапным ударом уничтожить КП введенной в Ливан израильской группировки. Его расположение на го¬ре Барук было вскрыто разведуправ-лением советского Генштаба, и ин¬формация об этом тщательно скрыва¬лась до подготовки удара, ибо пред¬ставлялась редкая возможность ра¬зом накрыть всю верхушку руковод¬ства противника. Стало известно, что здесь же находится и заместитель на¬чальника израильского Генштаба Ие-гуда Адам — «восходящая звезда» армии. Накануне в район нанесения предстоящего удара выполнили рейд пары Су-22М со специальным задани¬ем: обнаружить имеющиеся позиции вражеских ЗРК «Хок» и уничтожить их противорадиолокационными ракета¬ми Х-28 для расчистки пути ударной группы. По возвращении летчики до¬ложили, что работа радиотехнических средств «Хок» не выявлена и, по всей вероятности, ЗРК в этом районе про¬тивник не располагает.
Перед рассветом 11 июня в аэро¬порт Дамаска Даули, откуда было ру¬кой подать до цели, перегнали эскад¬рилью Су-22М. Самолеты «под завяз¬ку» загрузили ФАБ-500 — по 8 штук на машину. Машина ведущего за счет меньшего числа бомб несла СПС (самолетную помеховую стан¬цию), позволявшую блокировать ра¬боту вражеских РЛС при прорыве ис¬требительного заслона. План имел единственное уязвимое место — вы¬ход к цели большой группы снова предстояло выполнить колонной пар на предельно малой высоте по изве¬стному маршруту. Участвовавшие в подготовке полета советские совет¬ники указывали на предпочтитель¬ность «звездного» удара с разных на¬правлений, но как порознь вывести их через горную гряду и собрать в нужном районе — подсказать не мог никто.
Оставалось полагаться на неожи¬данность и раннее время операции. В атаку вышли 8 Су-22М из 10, но про¬рваться к цели и нанести удар смогла только ведущая пара. На их стороне в полной мере оказалось внезап¬ность — на КП обрушились «пятисот¬ки», похоронившие под обломками офицеров и нескольких высших вое¬начальников израильтян, включая и самого генерала Адама. Остальным истребителям-бомбардировщикам да¬же не удалось выйти на цель — подо¬спевшие F-15 и F-16 один за другим расправились с растянувшейся цепоч¬кой Су-22М, сбив 7 самолетов. На ба¬зу вернулся только один самолет из группы.
На бомбардировку танковой ко¬лонны в районе Кублияс утром выле¬тела пара «мигов». При выходе на бо¬евой курс летчики обнаружили F-16 сразу с нескольких сторон. Сирийцы все же сбросили бомбы, но потеряли друг друга при выполнении противо¬ракетного маневра. Ведущий сорвал перехват крутым разворотом и, скрывшись на фоне земли, оторвался от преследования. Связь с ведомым пропала из-за помех, и на аэродром он не вернулся.
Сразу после старта этой пары, ког¬да о дежурящих над целью F-16 еще не было известно, следом ушли еще 2 МиГ-23БН. Самолеты шли по тому же маршруту, но удалось ли им сбросить свои 32 ОФАБ-100-120, осталось не¬известным: связь была вскоре потеря¬на, а оба самолета атакованы и сбиты над целью.
Результаты утреннего удара «су¬хих» подтверждались разведданны¬ми. В донесении говорилось о значи¬тельном ущербе, причиненном осна¬щению КП, и гибели на месте ряда высших офицеров израильской ар¬мии. При этом детали налета сирийца¬ми, по понятным причинам, приводи¬лись крайне скупо. В то же время, официальные сирийские источники сообщали, что накануне, 9 июня, авиа¬ции также удалось нанести удар по штабу израильской группировки в се¬лении Самахийя. Шестерка истреби¬телей, преодолев заслон зенитной ар¬тиллерии, в 12.30 поразила цель бом¬бами, под которыми погибла часть группы руководства противника.
Израильская сторона никак не про¬комментировала события 11 июня, в привычной манере избегая упомина¬ния о своих потерях, и в дальнейшем старалась не привлекать к этой исто¬рии внимания. Под завесой молчания оказались и все сопутствующие собы¬тия того утра. Если обычно победные реляции из Тель-Авива звучали едва ли не ежечасно, то очевидный успех уничтожения в одном районе практи¬чески всей ударной авиагруппы си¬рийцев остался не отмеченным, слов¬но на эту тему наложили запрет. Едва ли не единственное признание про¬изошедшего прозвучало в промельк¬нувшем в прессе интервью пилота ис¬требителя F-16, отличившегося в ли¬ванском небе: «Из всех четырех сби¬тых мной самолетов особо запомнив¬шимся стал именно Су-22 — я видел весь тот кошмар, который их атака на¬творила на земле».
Как бы то ни было, спустя несколь¬ко часов на ливанском фронте насту¬пило затишье. По взаимной догово¬ренности, в 11.50 11 июня сирийские и израильские войска получили при¬каз о прекращении огня.
Итоги боевой работы МиГ-23БН выглядели неутешительно: в 30 вы¬летах сирийцы потеряли 14 самоле¬тов. Потери составили 47%, т. е. практически каждый второй самолет не возвращался с задания. Потери нельзя было отнести только на счет недостатков машины, эскадрилья со¬седних и более современных Су-22М, выполнив 10 самолето-вылетов, ли¬шилась 7 самолетов. Картина раз¬ительно изменилась по сравнению с октябрьской войной 1973 г. Тогда при гораздо более высокой интенсив¬ности работы сирийской ИБА, выпол¬нявшей в среднем 50 — 60 вылетов в день (больше, чем за всю ливан¬скую кампанию), и нанесении ударов по объектам в самом Израиле, при¬крытым ПВО, уровень потерь МиГ-17 и Су-20 не превышал 5%, а сами ис¬требители-бомбардировщики имели на боевом счету 10 сбитых «мира¬жей».
Через 10 лет потери более совре¬менной техники оказались на порядок выше. Это выглядело тем более не¬ожиданно, ведь в бой шли хорошо обученные летчики, освоившие мане¬врирование и тактику, в полной мере использовались меры по обеспечению маскировки и скрытности действий, а малое подлетное время способство¬вало достижению внезапности. При¬чины крылись в отставших от времени взглядах на тактику и способы боево¬го управления.
Представления о преодолении ПВО оказались далекими от действи¬тельности: самолеты при нанесении ударов не преодолевали ее, а посто¬янно находились под огнем, подверга¬ясь к тому же перехвату истребителя¬ми противника. У израильтян на земле имелись только ПЗРК и малокалибер¬ные зенитные автоматы, а внушавшие сирийцам опасения ЗРК «Хок» вооб¬ще не вводились в бой. Впрочем, вой¬сковая ПВО была весьма эффективна как раз на малых высотах. Имевшиеся у сирийцев средства боевого управления, считавшиеся у нас вполне современными, испыта¬ния войной не выдержали. Проблемы со связью, наведением и целеуказа¬нием вынуждали сирийских летчиков обнаруживать себя набором высоты при самостоятельном поиске цели, а ее осмотр и построение боевого за¬хода при этом затягивали время на¬хождения в зоне огня средств ПВО. Какого-либо прикрытия ударные группы вообще не имели — ни истре¬бительного, ни радиотехнического, хо¬тя на вооружении сирийской армии находилось немалое количество сис¬тем РЭБ советского производства. В итоге летчики МиГ-23БН и Су-22М оставались предоставленными самим себе, следя за воздушной обстанов¬кой только визуально и с помощью СПО-10. Хотя, по определению, истре¬бители-бомбардировщики и могли ве¬сти воздушный бой, но при встрече с истребителями противника нагру¬женные бомбами самопеты этих воз¬можностей реализовать не могли, тем более, не имея управляемого ракетно¬го вооружения и полноценного боево¬го управления. К недостаткам техники относилась уязвимость силовой уста¬новки и топливной системы, пораже¬ние которых приводило к пожарам. Бронирование, ограниченно защи¬щавшее только кабину летчика, было недостаточным. Стало очевидным, что действующий над полем боя само¬лет должен иметь полноценную защи¬ту экипажа и основных систем. Выжи¬ваемость МиГ-23БН снижало также отсутствие эффективныхных борто¬вых средств РЭБ (сирийские самоле¬ты не имели даже кассет тепловых ловушек).
Не исключено, что сирийские ис¬требители-бомбардировщики попада¬ли и под удар своих зенитчиков: под¬вергаясь непрерывным ударам с воз¬духа и не имея связи с авиацией, те открывали огонь по любому появив¬шемуся над ними самолету. По наблю¬дениям советских советников, сирий¬ская ПВО сбила не менее 10 —12 сво¬их машин, т. е. больше, чем самолетов противника!
Не последнюю роль сыграла и своеобразная позиция сирийского командования: потери преподноси¬лись арабским соседям как примеры самоотверженности сирийской армии в борьбе с общим врагом и служили поводом для требований компенса¬ции, в первую очередь — новой воен¬ной техники. Просьбы удовлетворя¬лись незамедлительно: после оче¬редных поставок ударные возможно¬сти сирийской авиации были усилены 70 Су-22МЗ и Су-22М4, а затем и дву¬мя десятками бомбардировщиков Су-24МК.
   
+
-
edit
 

Вуду

старожил

Статья из "Мир оружия" март 2006
Вопрос Хану и другим летчикам: Какие именно ошибки допустили здесь сирийцы? Вроде как использования истребителей-бомбардировщиков соответсвует озвученной на форуме тактике - подошел низенько и сбросил бомбы по зрячему.
 

- Какой Вы ехидный, Володья, нельзя же так... :D
И можно ли было в озвученных в статье условиях прикрыть ИБ истребителями?
 

- Только матом - на чистом арабском языку... ;)
Выжи¬ваемость МиГ-23БН снижало также отсутствие эффективныхных борто¬вых средств РЭБ (сирийские самоле¬ты не имели даже кассет тепловых ловушек).
 

- И встаёт резонный вопрос: кто был большим идиотом - тот, кто туда такие самолёты направил, или тот, кто их там, такие, принял?
Но всё равно - спасибо и тем, и другим, и автору статьи, открывшему, спустя четверть века, новые грани той любопытной войны!.. ;D
   
A2 Александр Леонов #18.03.2006 19:17
+
+1
-
edit
 
Volodja
Учитывая что Хоков не было, надо было запускать пред выходом на цель ИБашников пару или звено истребителей практически демонстративно и связывать истребители противника боем на высотах 4-5т. метров.
ИБашникам при наличии хорошего объектового ПВО работать с одного захода основная тактическа еденица звено если с ГП и пара если с СВМ.
После атаки уход от цели на предельно малой, а затем после отрыва от противника набор и полет на свой аэродром с обходом своего ПВО.
ИБащные пушки зарядить снарядами с диполями и к цели чапать вместе с итребителями на средней высоте, а потом после отсрела диполей плавнентко свалить в направлении контрольного ориентира откуда уже строить заход на цель. На связь наплевать (все равно ее небыло) все делать по времени. Т.е. естребители в заданное время выходят в зоны находятся там до определенного времени связывая истребителей противника, а по истечении времении выходят из боя и сваливают не зависимо что там с бомберами. Кроме того не помешалобы дежурсто еще нескольких пар истребителей на маршруте возврата в зоне ожидания то же должны там находится по времени.
   

AK

опытный

>>Выжи¬ваемость МиГ-23БН снижало также отсутствие эффективныхных борто¬вых средств РЭБ (сирийские самоле¬ты не имели даже кассет тепловых ловушек).
Я давно подозревал, что мы всем лукаво поставляли только такие, по крайней мере в 70-е. Достаточно вспомнить конфликт между Египтом и Ливией и как при этом ливийское ПВО наваляло египтянам, не без нашего участия.

>> Т.е. естребители в заданное время выходят в зоны находятся там до определенного времени связывая истребителей противника,
Без связи и возможности самостоятельного обнаружения противника? Это расстрел за пару минут.

Меня другое удивляет. Как израильтяне могли так быстро реагировать? У них что, было постоянное дежурство в воздухе?
   
A2 Александр Леонов #18.03.2006 20:15
+
-
edit
 
Это почему без возможности самостоятельного обнаружения противника, на МИГ-23МФ сапфиры стояли плюс 2 Р-23р плюс 4 Р-60 ;D
   
Это сообщение редактировалось 18.03.2006 в 20:43
+
-
edit
 

israel

модератор
★★★
Э-хе-хе... Через 24 года автор статьи мог бы узнать, что погибшего замначальника Генштаба не Иегуда, а Екутиэль Адам. Кстати, его смерть не скрывалась. Вот только погиб он не при авиаударе сушек, а при артобстреле, так что рассказ неверен.
   
A2 Александр Леонов #18.03.2006 20:45
+
-
edit
 
israel
Вот тогда мне непонятно нафига бомбить если можно артилерией долбать - дешево и сердито.
   

Tico

модератор
★★☆
Хм. А зачем сирийцам приписывать это авиации? Вроде как принципиальной разницы нет...
   
A2 Александр Леонов #18.03.2006 20:54
+
-
edit
 
Тико
Дык вроде Марковский пишет, он что сириец ??? ;D
   
+
-
edit
 

israel

модератор
★★★
По важным целям часто били несколькими родами войск. Зачем сирийцы приписали авиации? ИМХО потому, что артиллерия у них всегда была сильна, а элитная авиация облажалась по полной. Вот и перекинули для престижа. Израильтяне то точно знали причину смерти. Многие годы директором нашего управления Древностей был Амир Дрори, в войну 82-го командир Северного Округа, фактически ведший войну и друг Адама. Его бы распросить, но умер он недавно от сердечного приступа. :(
   
+
-
edit
 

israel

модератор
★★★
Тико
Дык вроде Марковский пишет, он что сириец ??? ;D
 

Вопрос, по каким источникам пишет Марковский.
   

Tico

модератор
★★☆
Его бы распросить, но умер он недавно от сердечного приступа. :(
 


Можно спросить Гилада с WarOnline. Мне, при примерном представлении о событиях, просто легче представить себе авианалёт, чем гарцуюшие по южноливанским холмам сирийские артдивизионы.
   
+
-
edit
 

israel

модератор
★★★
Можно спросить Гилада с WarOnline. Мне, при примерном представлении о событиях, просто легче представить себе авианалёт, чем гарцуюшие по южноливанским холмам сирийские артдивизионы.
 

А разве Гилад мог иметь к этому прямое отношение?
   
A2 Александр Леонов #18.03.2006 21:46
+
-
edit
 
israel
Судя по содержанию статьи облажались не летчики а руководы, нечего было посыласть на убой ИБашников без прикрытия и по одним и тем же маршрутам.
   
+
-
edit
 

israel

модератор
★★★
israel
Судя по содержанию статьи облажались не летчики а руководы, нечего было посыласть на убой ИБашников без прикрытия и по одним и тем же маршрутам.
 

Я говорю о ВВС в общем и желании поднять их престиж. Спорить же о тактических ошибках ВВС с боевыми летчиками для меня было бы слишком самонадеянным. :)
   
+
-
edit
 

israel

модератор
★★★
То Тико... Да, я не обратил внимание на твои "кочующие сирийские артдивизионы"... Судя по всему этот артналет, в котором погибли Кути Адам и Хаим Села, произвели не сирийцы, а ООП. Во всяком случае палесы приписывают это себе и большинство израильских источников это признают. Так штааа... никаких сирийских дивизионов.
   
A2 Александр Леонов #18.03.2006 22:09
+
-
edit
 
Так штааа... никаких сирийских дивизионов.

Тогда понятно почему серийцы взялись бомбить, но они както странно КП бомбили и не понятно зачем им там были нужны 500ки ???
   
+
-
edit
 

Вуду

старожил

Судя по содержанию статьи облажались не летчики а руководы, нечего было посыласть на убой ИБашников без прикрытия и по одним и тем же маршрутам.
 

- Как бы они их прикрывали в той ситуации, если изральтяне подавляли полностью и каналы управления и БРЛС? Вдобавок там тогда и визуальное обнаружение было затруднено, облачность местами наблюдалась с высоты 500 метров... А сирийцев самолёты ДРЛОУ видели с очень большого расстояния, если только те не ползли на ПМВ по ущельям.
Ведь были же там советские советники, лётчики, вплоть до генералов. Раз не было активного прикрытия истребителями - значит, не было возможности и резона его там и тогда организовать...
А организовать другие маршруты там весьма специфический рельеф не давал.
   
A2 Александр Леонов #19.03.2006 00:55
+
-
edit
 
Вуду нет прикрытия не фиг было самоли и людей гробить :(
   
RU armadillo #19.03.2006 02:30
+
-
edit
 

armadillo

опытный

И что тогда? Гробить наземную операцию (читай войну)?
   
+
-
edit
 
Ну чтобы никого не гробить, забить на всё, выгнать советских советников и, подняв лапки туда же, куда и Египет.
   
Это сообщение редактировалось 19.03.2006 в 02:58
A2 Александр Леонов #19.03.2006 08:51
+
-
edit
 
armadillo
И что тогда? Гробить наземную операцию (читай войну)?
 

А ты предствь себя в кабине МИ-23БН который атакует пара F-16, а сделать ты ничего не можешь тока уварачиваться, но от грамотной пары хрен увернешся :(
Между прочим когда я служил в ЗакВО, в случае начала БД сложилась бы именно такая ситуация - хреначили бы колоннами пар и без прекрытия, обязаловка второй заход, очень приличное объектовое ПВО причем в отличии от арабов еще и горючим при возврате была бы напряженка, т.е. при встрече с истребителями противника его хватило минуты на полторы, а потом все движек встанет.
Ну и нахрена мне такое счасте, это даже не лотерея бо там по крайней мере есть хоть какой то шанс.

sabakka
Война без потерь не бывает но потери потерям рознь одно дело когда я в невыгодных для себя условиях и на хреновой матчасти вступаю в бой с превосходящими силами имея боеприпас по ВЦ имея навыки его применения и ведения воздушнго боя, пусть даже только в учебных боях и у меня есть цель связать боем противника не дать ему отработать по бомберам, есть в общем то какая никакая свобода действий в выборе тактики ведения боя, и если меня собъют то это не называется гробить, потому что у меня была возможность именно воевать, а то что не выиграл сам дурак.
И другое дело потери, когда тебя днем, без истребительного прекрытия, без обеспечения РЭБ, без связи, без авиа наводчика и с идиотским боеприпасом, по одному и тому же маршруту посылают туда где тебя ждут минимум два F-16, и парнишки с Редаями - вот это называется гробить :(
   
+
-
edit
 

Вуду

старожил

Вуду нет прикрытия не фиг было самоли и людей гробить :(
 

- Александр, туда были направлены в качестве военных советников (на самом деле - фактических организаторов и руководителей боевыми действиями) лучшие люди советских ВВС. И все это началось не в 1982 году, это началось ещё до 1967 года! Было 15 лет, было две позорно просраных войны, было время на то, чтобы проанализировать всем главным штабом ВВС СССР (ты видел, сколько там народищу служит? Сотни и сотни!) каждый день из этих 15 лет, каждый бой, каждое движение. И выработать необходимые рекомендации.
Вот теперь расскажи Хану, о превосходстве советской военной мысли, о превосходстве советской военной техники и др., и пр.
А то меня, видите ли, изображают провокаторам и обсирателем!..
Что делало советское авиационное руководство и цвет советской авиационной мысли все эти 15 лет на своём приоритетном направлении?
   
Это сообщение редактировалось 19.03.2006 в 10:50
A2 Александр Леонов #19.03.2006 11:18
+
-
edit
 
Вуду
Гы ты Хану сам объясняй ;D
А мое ИМХО убогая была у нас военная мысль :(, потому что на верх продирались в основном придурки и недоучки, зато с парт билетом в кармане и знанеим где лизнуть где гавкнуть, отсюда и метода у арабов такая была.
Какой бы не был уровень подготовки летчика, все это можно свести к нулю бездарно спланированной и проведенной операцией.
Да еще и нам врали блин про ТТД вражеских самолей :( а результаты боев вобще не доводились до личного состава ни в каком виде. а на фига если основной упор шел на безапасность полетов вот и выходили блин перлы у некоторых начальников типа удар с ГП в составе АЭ по команде ведущего ;D
За мою не очень длинную службу у меня создалось впечатление что организация взаимодействия обеспечения действий ударной авиации во всяком случае в ЗакВО вообще никому не упиралось, хотя еврейскому опыту ведения БД там было как раз самое место, бо театр военных действий аналогичен той же долине Бекаа. Однако аваксы у Турков были, а нас нихрена, да и с нормального КП толку как с козла молока :( и это блин при отсутсвии постановки помех.

А то меня, видите ли, изображают провокаторам и обсирателем!..
Гы а тебе не пох... ;D
   
1 2 3 4 5 6 7 26

в начало страницы | новое
 
Поиск
Настройки
Твиттер сайта
Статистика
Рейтинг@Mail.ru